Открытая дискуссия: ответ одному уранополиту

30.03.2015

Патриотизм

Тимур ДАВЛЕТШИН

Не так давно на ПРОТОИНФО появилась статья руководителя православной миссионерской школы при соответствующем Синодальном отделе Александра Люльки «Письмо патриотам: В защиту небесного гражданства». Эта статья была написана в ответ на статью Владислава Турбанова «Критика жанра: радикальный уранополитизм», опубликованную здесь же.

Хотя в начале статьи и было написано: «Данная статья не является ответом на статью «Критика жанра: радикальный уранополитизм», опубликованную на сайте Протоинфо 08.03.2015 г., но попыткой показать на её примере, как во внутрицерковной дискуссии применяются недостойные полемические приёмы, наряду с другими манипулятивными средствами воздействия на читателей.».

На самом деле как раз статья А. Люльки и представляет замечательный пример недостойных полемических приемов, может быть, нормальных в его Живом Журнале, но никак не на православном сайте.

Умеренные и радикалы

Владислав Турбанов в своей статье «Критика жанра: радикальный уранополитизм» выступил против антипатриотической идеологии уранополитизма, утверждающую несовместимость христианства и патриотизма. Причем он намеренно употребил термин «радикальный уранополитизм», желая подчеркнуть то, что вполне разделяет идею главенства небесного отечества над земным (Это же и я стараюсь постоянно подчеркнуть в своих статьях в защиту христианского патриотизма).

Правда, как указал Владислав Турбанов, сам термин «уранополитизм» в таком случае избыточен. Здесь я не соглашусь. Этот термин не избыточен. Он обозначает именно антипатриотическую идеологию.

В принципе ведь в любом даже хорошем деле могут быть радикалы, ревнители не по разуму. Но А. Люлька, как и подобает истинному уранополиту, не оценил дипломатических усилий В. Турбанова. В статье он написал: «В любом случае автор оставил себе лазейку. Он всегда может сказать, что выступил только против радикалов, из которых прямо указан лишь Альфред Кох и косвенно – Дмитрий Энтео и Максим aka Яков Кротов. Автор себя подстраховал, но… сделал это с помощью довольно постыдного умолчания и не побрезговав попыткой манипуляции сознанием читателей».

Вот с чего господин Люлька решил, что Владислав решил подстраховаться? Что за манера приписывать оппоненту какие-то подлые мотивы? На самом деле В. Турбанов был совершенно искренним, даже если и в чем-то был неправ.

Среди тех, кто причисляет себя к уранополитам, действительно есть радикальные и умеренные, т.е. те, кто стоит на вполне здравых позициях, не отрицая ценности земного отечества. Я об этом уже как-то писал в статье «О «радикальном» и «умеренном» уранополитизме». Именно эти «умеренные» и ввели понятие «радикальный уранополитизм».

Только эти самые «умеренные» — никакие на самом деле не уранополиты, а обычные православные христиане. И, кстати, радикальные обзывают умеренных — патриотами. Вот Александр Люлька – радикальный, т.е. настоящий уранополит.

И он прекрасно знает о противостоянии «умеренных» и «радикальных» уранополитов и сам участвовал в этом противостоянии (см., к примеру, его комментарии к статье А. Дрэничэру «Радикальный уранополитизм и любовь к Родине»), так что тут – самое настоящее лукавство с его стороны.

Святые и патриотизм

А. Люлька пишет: «Что-что писал о «радикальном уранополитизме» глубокоуважаемый Владислав? «Псевдоцерковное мировоззрение мирян… для которого особым образом характерно занижение, а часто и вовсе унижение чувств любви к земному отечеству, Родине». Хорошо, что успел оговорился про мирян, а то было бы совсем неудобно с определением, под которое подпадают практически все без исключения святые епископы, преподобные, мученики…».

Определение Владислава действительно неточное. Это мировоззрение не только мирян. Есть и духовные лица, разделяющие эту идеологию, хоть их и немного. Но в остальном верно: «занижение, а часто и вовсе унижение чувств любви к земному отечеству, Родине». И, по утверждению Люльки, под это определение попадают практически все святые, да еще и без исключения! Здесь опять налицо самое настоящее лукавство.

А как же святитель Николай Японский, с которым сам Люлька (как ранее до него – о. Даниил Сысоев и иерей Алексей Шляпин) изволил не согласиться? (см. мою недавнюю статью «Об уранополитизме и антипатриотизме Александра Люльки»). Он что – не святой? Или быть может, не святой – св. Лука (Войно-Ясенецкий), коего я также цитировал в своей статье? Или свщмч. Михаил Чельцов, также упомянутый мною?

Ведь Александр читал эту мою статью, да и не только ее, а я всегда привожу цитаты святых, и стараюсь не одних и тех же. Или быть может, священномученик Иоанн Восторгов, настоящий апологет патриотизма, обличавший тех, кто поносил патриотизм, и тех, кто считал патриотизм чуждым христианству – не святой? (об этом – целый ряд его проповедей. См., к примеру «Патриотизм и христианство» и другие проповеди там же по ссылке).

В пользу патриотизма высказывались очень многие святые, в том числе те, на которых сам господин Люлька ссылается в своей статье как на уранополитов. В частности, святители Феофан Затворник и Филарет Московский.

Любовь к Отечеству — служение Богу

Александр Люлька приводит «уранополитическую» мысль св. Феофана Затворника: «Святитель Феофан Затворник так объяснял слова Писания «Пришлец аз есмь на земли: не скрый от мене заповеди Твоя» (Пс.118):
«Ничто столько не пагубно для жизни по Богу, как забвение этой коренной истины, но ничто меньше и не помнится, как эта истина»
[ссылка]».

К этому Люлька присовокупляет: «Да, эта истина и без того трудно доступная для сознания вдобавок специально заглушается непрестанной пропагандой любви к земному отечеству, лозунгами секулярного патриотизма, призывами властей, решающих сиюминутные проблемы, часто совершенно надуманные».

Защитники патриотизма нередко указывали и Александру и другим уранополитам, что прекрасно понимают эту истину, и что им тоже не чуждо понимание того, что мы – пришельцы в этом мире. Но Люлька упорно отказывает нам в этом. Он за нас решил, что доступно нашему сознанию, а что нет. Мы говорили ему не раз, что понимание этой истины ничуть не противоречит любви к Отечеству и служению ей, но для него это нонсенс.

Что ж, посмотрим, что говорит св. Феофан Затворник о любви к земному Отечеству. В проповеди «И гражданская жизнь есть поприще богоугождения для тех, кои труды по ней Богу посвящают», которая является самой настоящей апологией христианского патриотизма св. Феофан говорит:

«В самом деле, братья, когда в дни царские мы собираемся в храмы Божии, в коих обыкновенно служим Богу Истинному, «творити молитвы, моления, прошения, благодарения» (1 Тим. 2, 1) за Царя и царство, то сим исповедуем не только то, что Вышний владеет царством человеческим и, куда хочет, направляет его, но и то, что, служа отечеству, мы сим самым служим Богу. Как же приходит некоторым на мысль, будто между сими служениями нет союза и будто посвятивший себя одному неизбежно оставит и забудет другое?

…Говорить ли, наконец, о том, какое обширное представляется в обществе поприще для упражнения любви к ближним, которая есть вторая главнейшая заповедь — ближайшее средство к Богоугождению (1Ин.4, 16) и прямейший путь в Царство небесное, когда это очевидно само собою; ибо общество есть союз людей взаимно работающих друг для друга, или, что то же,-ходящих в делах любви?».

Как видим, святитель Феофан во–первых, считает служение Отечеству — служением Богу (при условии, если это служение восходит к Богу, это он оговаривает в проповеди), а во-вторых, считает это одной из форм служения ближнему. Его слово прямо обращено против тех, кто считает служение Отечеству противоречащим служению Богу.

Три патриотических святителя

Кроме св. Феофана, Люлька цитирует другого святителя: «Вторит свт. Феофану другой русский святой – святитель Филарет Московский» и приводит отрывок из беседы «О нашем житии на небесех». В этой беседе я также не нахожу никакого противоречия патриотизму. Любой православный христианин с нормальными патриотическими взглядами эти мысли святителя вполне разделяет.

У св. Филарета еще больше слов о любви к служении Отечеству, и кое-что А. Люльке уже приводили. Так, два года назад в своем ЖЖ он выложил заметку «Уранополитизм Российской Церкви в Синодальный период», в коей он привел «Чин благословений воинских оружий». К этому тексту «Чина» он присовокупил: «Найдите здесь хотя бы один патриотический оборот, что-нибудь про защиту Родины и Отечества! Нет, даже про земного Государя ничего не сказано. Божия помощь призывается при заступлении за Святую Церковь, за сирых и вдовиц».

Ему ответил некто Дмитрий Игумнов и привел слова трех святителей, в т.ч. св. Филарета: «Если русская Церковь обходилась без «патриотических оборотов», то откуда появлялись такие утверждения, как: «Но христианин в апостольской заповеди может примечать и другое, гораздо высшее побуждение: это мысль о Боге, о том, что, служа Отечеству, мы служим Господу, и что Господь за верную службу готовит воздаяние… если несть власть, аще не от Бога, то нет такой и должности, нет такой и обязанности, усердное исполнение которых не вменялось бы нам как дело, угодное Самому Богу… Притом за усердную службу Отечеству Господь воздаёт нам вечными благами». Свт. Гурий Таврический. Слово на день Святого Равноапостольного Князя Владимира и Орденский праздник.

«Если любовь к Отечеству изобретает памятники общественные: то пользуется сим изобретением Государственная мудрость… мудрость государственная благоприятствует устроению памятников, дабы они в свою очередь внушили народу ту самую любовь к Отечеству, которая внушила мысль устроять их, и дабы, возвещая добродетели и подвиги предков, к тем же добродетелям и подвигам поощряли потомков.

Так, если Бог благоволит воздвигнуться основываемому ныне памятнику, он будет возвещать непобедимое мужество Благословеннаго Царя и с ним вместе благословеннаго народа, великия жертвы, принесенныя Царем и народом для спасения Отечества, и великое спасение, приобретенное великими жертвами. Поучение, подлинно достойное внимания потомства! Таким образом уже мы находим, что есть памятники, в гражданском отношении священные.

Но как мы призваны для освящения христианскаго, то не умедлим показать, что и таковаго освящения могут быть достойны гражданские памятники, именно тогда, когда глубоким основанием их есть благочестие и благодарность к Богу, Верховному Виновнику благотворных для общежития человеческаго, и по благотворности достопамятных, событий». Свт. Филарет. Речь при заложении в Москве Триумфальных ворот, 17 августа 1829 г.

«Словом, делайте всё, что требует от вас любовь к отечеству. Любовь к отечеству есть святое чувство». Свт. Николай Японский. Окружное письмо к христианам. Дневник, 30 января/12 февраля 1904 г.» (см. комментарии Д. Игумнова и А. Люльки по ссылке).

Святые поддались пропаганде?

Слова св. Гурия, как видим, повторяют основную мысль св. Феофана, процитированного мною выше. Слова других святителей, в т.ч. «уранополита» св. Филарета Московского, также говорят в пользу патриотизма. Что же ответил тогда Люлька? Он, недолго сомневаясь, отрезал: «Из длительной патриотической пропаганды, очевидно».

На замечание Игумнова «Как-то многовато святых подпало под «пропаганду», ещё и, видимо, независимо друг от друга», Люлька также отрезал: «Где же независимо? Вы приводите святых XIX и ХХ веков. Это очевидно «новое учение».

Итак, по сути, Люлька обвинил святых, которые учили о любви к Отечеству, в модернизме, хоть и не сказал этого прямо. Я же убежден, что модернистами являются не наши святые, а как раз уранополиты.

Позднее в другой полемике журнала Люльки (см. ссылку) на уранополитическую тему опять тот же Игумнов указал на то, что ряд святых говорили о любви к Отечеству: «Явно в пользу патриотизма в отношении земного отечества высказывались Филарет Московский, Гурий Таврический, Иннокентий Херсонский, Иоанн Кронштадтский, Николай Японский, Иоанн Восторгов, Лука Крымский. Вероятно — Амвросий Медиоланский, Димитрий Ростовский. По-любому — не один и не два.

Свт. Григорий Нисский в «Слове о младенцах, преждевременно похищаемых смертью» ставит предателей отечества в один ряд с разбойниками, человекоубийцами, «порабощёнными всякому непотребству».

Могу также предложить суждения св.Луки: «Позорной смертью умирают на виселице и на плахе предатели родины, умирают злодеи, убившие множество людей. Под забором, в грязи умирают несчастные пьяницы. О, как это страшно! О, да сохранит всех нас, грешных, Господь Иисус Христос от такой страшной, такой позорной участи» (проповедь на Успение, 1951 год).

И слова св. Николая Японского: «В «Иородзу-чёохоо», газете плохой репутации по части правдивости, напечатано вчера, будто я «употребил 20 тысяч ен на подкуп шпионов из японцев в пользу России». Так! Да я бы выгнал японца, если бы он и без всякого подкупа стал набиваться в пользу чужой для него России изменить своему собственному отечеству!» (дневник, запись от 11/24 октября 1903 года).

Патриотизм — «новое учение»?

Что ответил Люлька? То же, что и прежде: «Что касается приведенных Вами святых, то имеет смысл разбирать лишь слова Свт. Григория Нисского, потому что по слову прп. Викентия Лиринского тут надо обращаться к древности, неповреждённой новизнами, а Филарет Московский, Гурий Таврический, Иннокентий Херсонский, Иоанн Кронштадтский, Николай Японский, Иоанн Восторгов, Лука Крымский и другие жили уже когда государство и общество всем промывало мозги патриотической риторикой».

Мне вот что интересно. История Церкви знает множество случаев, когда в церковной среде появлялись какие-либо новые лжеучения. И нередко эти лжеучения поддерживались государственной властью. Арианство, монофилитство, иконоборчество… Но всегда находились святые, которые, несмотря на противодействие государственной власти, восставали против этих лжеучений. А в 19-м и 20-м веке не нашлось ни одного святого, восставшего против «нового учения» — патриотизма?

Зато целый ряд святых (гораздо большее количество, чем названо Дмитрием Игумновым) настолько «подверглось промывке мозгов государством», что выступали с патриотическими проповедями. И, наоборот, против «пропаганды патриотизма» выступали такие «подвижники», как Л. Толстой и теоретик анархизма М. Бакунин. Первый говорил несовместимости патриотизма с христианством. Второй был безбожник, и выступал с позиции «общечеловеческих ценностей» – см. мою статью «Уранополитизм и отношение к патриотизму в XIX веке»). Были и другие, менее знаменитые.

О манипулятивных приемах

Я понимаю, что это было сказано 2 года назад, и мне могут сказать, что А. Люлька мог изменить свое мнение. И вообще, чего я придрался к словам человека, сказанным, может быть, сгоряча? Но, во-первых, это было сказано не единожды, во-вторых, не только господин Люлька так говорит. Многие уранополиты указывают защитникам христианского патриотизма на то, что те приводят в основном святых 19-20 вв. и требуют ранних Отцов (как будто Дух Святый перестал действовать в Церкви после Вселенских соборов).

Я на самом деле довольно спокойно отношусь к тому, что кто-то в чем-то не соглашается со святыми. Правда, когда этих святых – много, то это несколько настораживает. И все же я не могу кому-то запрещать думать иначе. Но почему же Люлька в последней статье, ничтоже сумняшеся, цитирует якобы уранополитическую проповедь св. Филарета, того самого, чьи мозги, по его же словам, были промыты патриотической пропагандой? – Иначе как лукавством я это назвать не могу. И при этом он обвиняет оппонентов, в том, что они пользуются манипулятивными приемами!

На утверждение Люльки, что о любви к отечеству учили только святые последних 2-х веков, я посмею возразить. То, что о любви к Отечеству, патриотизме более всего говорили именно святые 19-го и 20-го столетий – это правда. Причем это вовсе не отдельные святые, а целый сонм. Обусловлено это прежде всего тем, что эта тема стала очень актуальной в это время. Однако мы ошибемся, если вслед за Люлькой решим, что до этого времени никто из святых не говорил о любви к земному отечеству.

Нерусские святые патриоты

Вот слова святого из 18-го века, причем не из России, а из Греции, в ту пору находящейся под игом Османской империи, св. Косьмы Этолийского: «Чада мои любимые во Христе, сохраняйте муже¬ственно и бесстрашно нашу священную веру и язык наших предков, так как оба этих понятия – суть нашей любимой Родины и без них нация наша погибнет. Братья, не отчаивайтесь. Божественное Провидение хочет однажды ниспослать нашим душам небесное спасение, чтобы воодушевить нас на освобождение от того жалкого состояния, в котором мы сейчас пребываем». [Равноапостольный Косма Этолийский. СЛОВА. Издательский Дом «Святая Гора» Москва. 2009 . c.270. См. по ссылке ].

И далее: «Итак, чада мои, жители Парги, для сохранения веры и свободы вашего Отечества позаботьтесь о безотлагательном строительстве греческой школы, чтобы хоть ваши чада узнали о том, чего вы не знаете»[там же, С.269].

Как понял читатель, святой здесь проникнут вовсе не османским патриотизмом, а греческим, «сепаратистским». Чьей пропагандой были «промыты мозги» святого? Уж никак не государственной пропагандой турецкого султана. Впрочем, 18 век — это тоже не так давно, и каким-то образом «новое учение» могло проникнуть в оккупированную турками Грецию и «заразить» святого.

Но есть и другие святые, еще более ранние. Св. Григория Нисского Люльке уже привел Дмитрий Игумнов, есть и еще примеры. Наверно, самый яркий случай – это святитель Амвросий Медиоланский (ΙV век). Этого святого, кстати, тоже нередко записывают в уранополиты. И вот что мы находим у него в трактате «Об обязанностях священнослужителей». В главе XXVΙΙ он написал следующее:

«127. Справедливость же требует, чтобы мы прежде всего любили Бога, затем отечество, далее родных и, наконец, всех (остальных) людей. Учительницей в этом случае является сама природа, так как с самого начала сознательной жизни, когда (в нас) только что начинают проявляться чувства, мы уже любим жизнь, как дар Божий, любим родственников, а затем равных нам (по положению), с которыми мы желали бы составить сообщество…

129. И так ясно, что как эти, так и другие добродетели являются между собой тесно связанными. Ведь и храбрость, которая или защищает на войне отечество от варваров, или в обыденной жизни вступается за слабых или за товарища (при нападениях) разбойников, — исполнена справедливости…».

Как святитель из ΙV века умудрился заразиться «новым учением» последних столетий?

На самом деле можно привести очень много цитат наших святых в пользу патриотизма. Уранополиты могут привести цитат о небесном гражданстве еще больше. Но дело–то все в том, что «уранополитические» цитаты вовсе не вызывают у защитников христианского патриотизма никакого неприятия, а у уранополитов патриотические цитаты нередко тех же самых святых – вызывают.

И мы в этом убедились на примере одного из главных идеологов этого течения, руководителя миссионерской школы Александра Люльки.

9 0
Православная социальная сеть «Елицы»