Евгений Ганеев: «Сирийцы нуждаются в нашей помощи»

11.08.2017

1

Любовь ГАБЕЕВА

Несколько лет я знакома с человеком, который за свой счет регулярно ездит с гуманитарными миссиями по всему миру и оказывает помощь людям в критических ситуациях. Он помогал беженцам на Украине, мирным жителям в Сирии, ездил восстанавливать разрушенное   жилье  после урагана  на Гаити.   Я попросила бизнесмена из Екатеринбурга Евгения Ганеева рассказать о своих поездках.

— Евгений,   расскажите, пожалуйста, почему вы повторно поехали в Сирию, ведь вы были там уже в городе Хомсе в 2015 году?

Это вторая поездка в Сирию, я решил туда вновь отправиться, когда прочитал о плачевном состоянии мирных жителей, мне очень захотелось помочь им помочь.  Поездка длилась с  10 по 23 июля. Все прошло  динамично.  Первоначальный мой план был — это  оказание медицинской  помощи раненым в результате боевых столкновений, раздача гуманитарной  помощи беднейшим, самым обездоленным сирийцам. По опыту знаю, что всегда есть множество людей,  до которых гуманитарная  помощь не доходит. Например,  по причине того,  что к ним нет дорог никаких совсем.

-Кто помогал вам в вашей поездке?

— Обычно я всегда езжу один.  Но в Сирии сложная ситуация, поэтому мне нужен был местный житель. Чтоб все  прошло безупречно,    я договорился о совместной поездке с доктором  Рим Аль-Абдалла из Москвы, с огромным опытом операций, к тому же она сирийка и знает арабский язык и, самое главное, знает многих людей на местах. Ее знания очень пригодились, она помогала договариваться с бойцами по вопросам аренды машины, информационной поддержки  и сопровождения в особо неоднозначные районы.  Поэтому все  получилось очень быстро и эффективно. Более месяца шла подготовка, сбор данных, у меня был помимо основного плана еще  пять  запасных.  Телефоны, карту Сирии нужно было выучить наизусть, со всеми этими названиями (наизусть потому что в чрезвычайной ситуации можно легко остаться без телефона и бумаг, только со своей головой в распоряжении). И все они пригодились. Теперь по порядку.

— Как вы добирались?

— Перелет у нас был  прямой,  Москва-Дамаск. Вечером были уже в Скальбии. Это христианский городок. У них очень сильная армия ополчения в городе. Я закупил там на месте необходимый минимум для мобильного госпиталя первой помощи – противошоковые, обезболивающие, кровоостанавливающие препараты, системы, шприцы, инструменты, растворы, в общем, все,  что нужно, чтоб экстренно оказать первую медицинскую  помощь прямо здесь и сейчас,  а вернее в любом месте. Утром выехали в Салямию, недалеко от Хама,   для оказания медицинской помощи, там проходила   линия фронта. Накануне был жесткий обстрел и   более 30 человек получили ранения,  двое были в тяжелом состоянии.  Когда мы доехали, уже всем оказали первую помощь, но наши медикаменты и «свободные руки» тоже оказались весьма кстати. Мы вернулись с в Скальбию,  медикаменты мы передали бойцам-ополченцам Скальбии  и утром отправились в Алеппо.

— Каким перед Вами предстал Алеппо?

— В Алеппо  разрушения глобальные! Просто ужасно! В  Восточном Алеппо    все дома  превратились в сплошные руины. Я приступил к закупке, фасовке и  раздаче гуманитарной помощи.  Было куплено 13 мешков риса, 9 мешков чечевицы, столько же  мешков сахара, 200 бутылок масла, 277 банок  мясных, пять  больших коробок  чая. Весь вечер и вся ночь до утра были посвящены фасовке. Потом еще  пришлось докупить  сухое молоко, муку, макароны,  булгур, томатную пасту. Я старался, чтобы   на каждую семью был пакет помощи со всем необходимым. На весах мы взвешивали  5 килограммов  риса,  три – чечевицы три —  сахара и т.д. Всего получился пакет на 14 килограммов. Плюс я в пакет обязательно вкладывал  игрушки для детей. Хочу отметить, что  это не блажь, это очень важно, для них это инструмент выживания. Можно было  и побольше,  но надо было учитывать то, что  где- то его придется нести тем, кому мы его вручим.  То есть пакет на 25 кг это тяжело для нуждающихся. Лучше 2 по 14.  Это тоже надо учитывать.  Вообще, раздавая много раз гуманитарную помощь, я стал понимать, что   массовая раздача не подходит в таких ситуациях. Обычно все заканчивается «бойней», вырыванием из рук, драками.   Бывали   случаи, что кто-то умудрялся  продавать  свои пакеты. И я решил, что лучше  раздавать не спеша, адресно, из рук в руки.

Мы решили раздавать самым нуждающимся, тем, до кого не доходит помощь. С    Римм мы поехали в самые жесточайшие руины.  Дороги  не было, всюду — разрушенные дома (уже не дома, а остовы), горы  камней.    Но там живут люди и что самое страшное – дети. Это  меня больше всего потрясло —  просто дети без родителей! Родители погибли во время бомбежек.

3

— Как проходил процесс раздачи помощи?

 —  Машину мы  оставили под присмотром бойцов сирийской армии – потому что из-за руин невозможно было никуда проехать. Сами пошли пешком через груды камней,  которые  раньше были зданиями.  Мы заглядывали  в  эти катакомбы,  стучались в двери, если они  сохранились.  Сначала в разговор вступала  Римм.  Так как она женщина и говорит по-арабски,  к ней  сразу же больше доверия.  Рим говорила: «Добрый день, мы  привезли помощь из России», узнавала,  сколько в семье  детей (помимо просто продуктовой помощи каждому ребенку мы дарили еще и игрушку), я себе отмечал, сколько  сюда принести  пакетов с едой и игрушек.  Так  мы записывали по 4-5 семей, и затем я шел  к машине и пешком доносил пакеты с гуманитарной помощью  до нуждающихся и передавал им.  Так мы совершили множество  вылазок.  Помогли около 183 семьям.

— Что вам поразило?

— Люди живут в ужаснейших условиях, спят на полу, у них минимум вещей, ютятся, как правило, по 5-7 человек в одном помещении. Опять же страшно представить,  что будет с ними зимой. Зимы в Сирии по ощущениям очень холодные – так как никакого отопления, естественно, нет. Сейчас там очень жарко.  Говорят, это самые жаркие дни в этом году в Сирии. В тени показывает плюс 42, на солнце показывает 49-50,  потом все зависало и гасло. Смартфоны от жары «глючили». Бутылки 1,5 л хватало на час, полтора.   Машина ломалась каждый день, из-за  перегрева. Во многом помог такой лайфхак (в кепке сверху проделал отверстие ножом и туда, внутрь кепки между слоями положил лед (лед продается на улицах). Это здорово помогло. Голова всегда была охлажденной. Два человека из местных, кто ездил (или был эпизодически) с нами, слегли на следующий день с тепловым ударом.

— Помогали ли вы нашим землякам, из России?

— Да, конечно, мы развозили помощь по выходцам из России, кто проживает в Алеппо.  Мы связались с  главой русской общины в Дамаске, она   дала нам контакты шести остронуждающиеся семей. Мы с ними связались, развезли ранцы для школы, продукты, игрушки.  Они тоже живут в тяжелых условиях. Например, Анжела из Нальчика живет в полуподвале, на руках два инвалида, муж и сын,  уход им нужен полный и ежеминутный, поэтому на работу ходить возможности нет, выживает только за счет редких гуманитарных развозов и каких-то старых  запасов. Вообще держится чудом.

 Радван Баракат – сын гражданки Украины Ирины Галиченко-Баракат, при обстреле в Алеппо закрыла собой детей, проходит сейчас лечение в клинике военно-полевой хирургии Военно-медицинской академии имени Кирова. В Санкт-Петербург она была доставлена на военно-транспортном самолете Ил-76, который оборудован специальным медицинским модулем. Многодетная мать получила ранение брюшной полости и туловища, лишилась части нижней и верхней конечностей. Он также ранен в ногу, передвигается на костылях, ему 14 лет, но у него на попечении двое младших – брат и сестра. Вот такой глава семьи. Как выживают?!  По русским семьям в Дамаске  наша миссия заключалась в предоставлении медикаментов. Также, близ Алеппо  мы выезжали на линию фронта и передали медикаменты для мобильного оказания первой медицинской помощи. Я  признателен за помощь   Римм, сирийскому журналисту Низару Бушу и  бойцам   боевого подразделения «ЛИУА КОДОС».   Сирийцы очень благодарны россиянам за помощь и неравнодушие. Римм рассказывала историю, что однажды в Сирии в  православный храм во время службы  вошел российский  военнослужащий. Все начали ему аплодировать!  Не передать словами, что означает для сирийцев поддержка России.

2

-Вы занимаетесь подобными добрыми делами ведь не только в Сирии?

В России люди часто готовы помочь ближнему. В Екатеринбурге часто на поиск потерявшихся в лесу детей порой приезжают добровольцы, которые и сами переживают не лучшие дни. Бросают на неделю работу, семью, бывает встают с больничной койки и на горсти таблеток и нереальном адреналине, мчатся выручать потерявшегося на другой край области! Бывает, что  денег на бензин у них  есть только в один конец! Главное найти, главное спасти, а там-прорвемся. Это супер-люди, я ими восхищаюсь!

У меня часто спрашивают: «А зачем тебе  помогать людям в других странах?»   К великому счастью у нас в России не происходят такие глобальные бедствия. Поэтому выезжаю на спасательные операции в самое пекло. Зачем мне это в общем и целом? Во – первых, это очень интересно. Познаешь людей, настоящих, в экстремальной ситуации, люди проявляют свои самые лучшие качества, раскрываются. Там жизнь кипит, там время уплотняется. Во-вторых, это еще и с пользой для дела, спасать людей, помогать – ну это очень здорово, это заряжает энергией.  У меня самое лучшее хобби.  Что касается нашей страны, то в Екатеринбурге   мы с друзьями (соратников у меня немало)  также активно помогаем жителям нашей страны. Что мы делаем? Это раздача елок для малоимущих детей перед Новым годом, раздача школьных ранцев для крайне малоимущих уральских детей, иногда помощь приюту для одиноких  парализованных из-за инсульта и так далее.

Этим летом  в июне я  участвовал в поисках потерявшегося в лесу мальчика Димы, в конце июня отвез продукты для пострадавших от наводнения в Ишиме (задание от местного «Красного Креста»), с января по июль плотно занимался конструированием спец шлема для инвалида (ДЦП), который хочу доработать и  подарить ему, и передать технологию остальным. Делаю шлем из отдельных элементов, это синтез гаджетов и специального программного обеспечения. Он предназначен для управления компьютером «силой мысли». Это абсолютно реально, такие разработки и детали есть, и скоро все получится. Как раз в день моего приезда из Сирии пришла последняя деталь из США и сейчас идет прошивка ее под наш интерфейс. Сложно, затратно, но что может быть радостнее, чем дариримть подарки, которые к тому же качественно изменят всю жизнь человека?!

4 0
Православная социальная сеть «Елицы»