Евхаристическое возрождение: на частоте Причастия

16.08.2016

Евхаристическое возрождение: на частоте Причастия

священник Александр ИЛЬИНСКИЙ

Сущность христианства – Сам Христос. Цель христианства – радостная полнота бытия во Христе. Чаяние христианства – Жизнь Будущего века в полноте богообщения. Однако, христианская действительность и христианское бытие резко контрастируют с этим идеалом.

Сложным путём исторических подмен и наслоений христианство превратилось не в радость и счастье во Христе, а в философско-нравственную систему, вроде пифагорейства или дзен-буддизма. Христианство стало тем, что выражено в языческом понятии «религия». Оно стало не Божьим делом воссоздания и преображения человечества, а суммой постов и правил. Ответы на коренные вопросы жизни, например, на вопрос о смерти, даются не христианской причастностью к Воскресению Христа, а догматическим богословием.

Но и само богословие, оторвавшись от Евхаристии и молитвы, стало наукообразной изощрённой схоластикой. Давно забыт принцип «кто не молится – тот не богослов», и всё чаще богословские статьи и книги интересны только узкому кругу специалистов. В большинстве своём эти умствования настолько далеки от реальных проблем христианина, что просто не затрагивают ни его чувств, ни его ума. Человек, призванный Христом в Небо, остаётся целиком на земле. И глядит на это евангельское Небо снизу вверх, как на недостижимую горную вершину.

Такое обычное явление как святость – а первые христиане называли себя «святыми» — стало экстримом, йогой, чем-то из ряда выходящим. Человек словно проводит черту, словно ставит стену между собственной жизнью и жизнью записанного в святцы человека. «Он-то святой, — говорит человек, — куда мне до него?». А ведь каждого Господь призывает к святости: «Будьте святы, ибо Я свят». Этот призыв Господа наталкивается на бесконечные человеческие падения, на общую порчу общества, в которой христианин мечется как белка в колесе – от греха к Исповеди и обратно.

Грех воспринимается не как искажение природы, а как «природное явление». А «то, что естественно – то не безобразно» как утверждал безбожник Руссо. Потому, когда силы человеческие от болезни или старости слабеют, то человек идёт на неизбежные уступки «природе». И в результате оказывается перед разбитым корытом собственной беспомощности, угрызениями совести и неизбежной неотвратимостью смерти. Словно Христос не воскресал, смерть, как стояла 2000 лет назад во всём ужасе перед человеком, так и продолжает стоять.

Но почему первые христиане, жившие в таком же обморочном языческом окружении, как каждый из нас, христиан сегодняшних, так разительно отличались от нас? Почему они так поражали язычников удивительной жизненной силой, непрестанной радостью, неслыханным упорством, честностью и любовью? И почему сегодня христиане не несут тот же свет и энергию перемен в мир?

Удивительно, но первые христиане даже не задумывались о процессе умирания, о «жизни после жизни», отделении души от тела и прочих «каверзах» философии. Смерть для них не была ужасом и «жалом», ад не праздновал «победы», пожирая один за другим души мечущихся грешников. Мы не найдём размышлений о бренности и тщетности бытия ни у кого из первых отцов Церкви. Наоборот, они живут полной грудью, говоря о Воскресении и Радости жизни в Боге. Они проповедуют Христа Распятого и Воскресшего по всем уголкам Римского мира и за его пределами. Для них смерть не катастрофа, а приобретение. Почему же сейчас христиане перешли от «наступления» к «глухой обороне»?

Ответ прост. Первые христиане не болтали о Христе и не занимались изощрённым умствованием. Они – дышали Христом и жили Им, ежедневно пуская Его в свою жизнь в Таинстве Евхаристии. Говоря совсем упрощённо: Причастие было для них тем энергетиком, равного которому ещё не знал мир. Греческое слово «динамис» было для них не названием футбольной команды, а той Христовой Силой, Славой и Духом, Которые буквально входя в плоть и кровь переворачивали жизнь, делали её опытно полнее и радостней.

Они смело могли сказать: «Попробуй, живи так же как мы! И увидишь жизнь другой!». Для них главными словами были не «веруй», а « делай». Для их совести не были упрёком слова Христа «Что вы зовёте Меня Господи, Господи, а не делаете то, что Я говорю». Они не объясняли эти слова в смысле эмпирического призыва на добрые дела, на которые сегодняшние христиане имеют мало сил. А почему мало сил? Потому, что Бог – источник всех благ, Он Единственный источник добра на земле.

Но какие могут быть добрые дела, если ты не имеешь самого главного – Господа для творения этих дел? Как можно сострадать ближнему, если ты постоянно страдаешь только о себе; если Бога впускаешь в свою жизнь раз в месяц или полгода? Если ты сам остался «ветхим человеком», а не стал новым творением в Господе?

Самые сильные люди признают, что нравственный евангельский идеал собственным волевым усилием недостижим. «Без Меня не можете творить ничего» — говорит Христос. Для добра нужны силы, тот Динамис, о Котором говорят слова древних Литургий. Получить их можно только от Бога. Христос даёт всё это и даёт с избытком: «Придите ко Мне труждающиеся и обремененные», «Сие есть Тело Мое, Сия есть Кровь Моя Нового Завета», «вкусите и видите яко благ Господь».

Только вот сегодняшние христиане заменили дело Евхаристии болтовнёй – о ней. Литургия стала настолько сложной, что возникла целая наука – Литургика. Но ведь для того, чтобы сделать то, что говорит Христос о Таинстве Причащения, никаких умопомрачительных сил не нужно. Нужно только прийти к Нему: «Приходящего ко Мне не изгоню вон». Именно Причастие, Причастие как можно более частое делает грешника – христианином, человека – новым творением во Христе, рыбака – апостолом, а прихожанина – святым.

Христос нам дал Самого Себя – как Пищу и Питиё , живительные и нетленные. Хлеб – Его Плоть, а питие – Его Кровь. Не в переносном смысле, а в прямом. Христианин, вкушающий их «имеет жизнь Вечную». Понимание этого сейчас очень живо в православном народе. Потребность в частом Причастии есть.

Но тут мы натыкаемся на проблему чисто «технического» свойства. Наше удивительное, потрясающе красивое и выверенное богослужение явно не рассчитано на ежедневное или частое Причащение. Литургия Иоанна Златоуста и Василия Великого – воскресное торжество, Малая Пасха. Христианину требуется полтора–два часа для Литургии утром и два-три часа на Всенощную накануне, чтобы приступить ко Святым Тайнам. Плюс к этому – пост, исповедь и Правило ко св. Причащению.

Такой ежедневный режим просто недоступен для большинства христиан, он рассчитан на монашествующих. Проблема усугубляется тем, что даже духовенство лишено ежедневного Причастия. В Православной Церкви есть чин причащения болящих Преждеосвященными Дарами. Но нет чина ежедневного причащения священника! Для того, что бы принять Святые Тайны священник должен совершить Литургию. Причём, в практике русской Церкви нельзя литургисать в одиночку. Афонским монахам-отшельникам можно (есть специальное постановление на этот счёт), а нашим – нет.

Совершение Святого Сорокоуста – служение 40 литургий подряд воспринимается священниками как особый подвиг. И на это своя причина: учитывая продолжительность богослужения и подготовки к нему это действительно физически сложно. Возникает резонный вопрос: почему тогда духовенству нельзя причащаться Преждеосвященными Дарами? Это же жизненно необходимо! Как ты будешь говорить о пользе частого Причастия, если сам причащаешься один-два раза в неделю? Ешь ты тоже один-два раза в неделю? А лекарство от гриппа принимаешь раз в месяц? Или всё-таки, как прописал доктор – ежедневно? А почему нельзя причащать Преждеосвященными Дарами прихожанин не только во дни Великого Поста?

Получается, что мы приходим к необходимости литургической реформы. Не надо ничего ломать или отменять, как сделали это католики. Но жизненно необходимо создать новый короткий ежедневный литургический чин Причащения для священников и прихожан. Форма это чина – задача литургистов. Но он нужен. Иначе христианство так и останется одной из религий, но никак — Откровением, преображающим мир. Иначе евхаристическое возрождение, наметившееся сегодня, не будет иметь дня завтрашнего. А большинство христиан — радостной полноты жизни во Христе.

39 14
Православная социальная сеть «Елицы»