Инфляция прощения: технология производства «прощенок»

14.03.2016

Инфляция прощения: технология производства «прощенок»

священник Святослав ШЕВЧЕНКО

Сегодня мы обитаем в эпоху высоких технологий, когда даже поисковые машины улавливают наши настроения. Не заставила себя ждать и сетевая технология оцифровки выражений чувств и эмоций. Все эти «лайки», «классы», «мне нравится» в виде сердечек. Мы не заметили как виртуальная жизнь начала вторгаться в реальность, деформируя её.

Девальвация сердец

Ведь раньше сердечки рисовали на асфальте, стенах и заборах — в знак выражения сильных и искренних чувств. Сегодня произошло полное обесценивание этого символа. Свою лепту в девальвацию сердец внес и новомодный праздник «День святого Валентина», занесенный к нам ветрами с Запада.

В это день весь интернет пестрит «валентинками». (Все-таки хорошо, что персонажа, в честь которого назвали праздник, звали не Валерьян). Ленты соцсетей пухнут от красно-сердечных электронных открыток. Из сферы интимных объяснений в любви сердечный знак перекочевал на одну полку с пустыми месседжами, типа, «Ок», «Как сам?», «Лол», «Круто!» и прочими из словарного набора современных эллочек-людоедок.

Прощение с икрой

К сожалению, попал под эту сетевую раздачу и очень важный христианский день — Прощенное воскресенье. А понял я это, когда мои месседжеры до заворота их электронных кишок заполнились виртуальными постерами, которые я про себя назвал — «прощенками». Это когда на фоне блинов и красной икры — крупным шрифтом написано слово «ПРОСТИ!». Иногда прямо икрой.

Причем шлют эти «прощенки» люди, с которыми я практически не контактировал. И насколько понимаю в механизмах социальных сетей — эти «прощальные» открытки шлются оптом всем контактам методом копипасты. Тоже самое происходит и в публичной ленте, где все эти бессодержательные «ПРОСТИ!» также вываливаются на головы пользователей вместе с блинами и икрой. Налицо — инфляция прощения, его стало, вроде, много, а искреннего толку — мало.

Сигнальная лампочка

Очень трепетно отношусь к чину прощения, который совершается в последнее воскресенье перед Великим постом. Придешь, бывало в этот день на службу с деревянным сердцем, а после выйдешь — с ожившим. Особенно чувствовать стал это как стал священником. Идут люди и просят у друг друга прощения, и у тебя просят, и ты — просишь.

И сначала, вроде, все как-то обыденно, но стоит подойти к тебе человеку, с которым у тебя в отношениях «черная кошка пробежала» — и вдруг от всепроникающего слова «прости» в душе вдруг зажигается сигнальная лампочка, которая заставляет быстрее биться сердце и влажнеть глаза. И тебе на мгновение хочется обнять этого человека сильно-сильно…

Удаление файла

Именно поэтому, имея этот опыт, лично я категорически против формализации чувства прощения. Чего там греха таить — его и без того сложно из себя выдавить. Речь о настоящем «прости», без икры и блинов. Чтобы простить так, как файл удалить из сознания… без возможности восстановления.

А что касается технологий, то они должны служить человеку, а не подчинять его своей виртуальной логике с погоней за количеством в ущерб качеству. Но технологии — они как топор, которым можно помочь бабушке дрова нарубить, а можно старуху-процентщицу из принципа укокошить. А это значит, что мы сами должны серьезней относиться к нашим чувствам и словам, перестать трепать их, клонировать без конца, превращая в бесполезный спам.

 

50 0
Православная социальная сеть «Елицы»