Исповедь раскаявшегося киллера: вера пропащего

11.08.2015

Исповедь раскаявшегося киллера

Алексей ШЕРСТОБИТОВ

Из не вошедшей главы книги

«Ликвидатор. Исповедь легендарного киллера»

Некоторые из читавших рукопись, пока неизданного «Анабасиса к покаянию» (это первоначальное название книги «Ликвидатор.Исповедь легендарного киллера»), настоятельно советуют убрать строки о Боге, о вере, о Промысле Божием, об уповании на Него, мотивируя тем, что Бог нынче не в «моде»! И здесь, понимая, что я, попадая между двумя вопросами, решение которых явно не в моей юрисдикции, зависаю, словно над быстротекущей рекой, не в состоянии достичь ни один из её берегов.

Не мне учить и писать об этом, я не имею права. Могу лишь оставить ссылку, коих и без меня миллион. Самая печатаемая, переписываемая и читаемая книга – Библия. Это так же верно, как и то, что к ней ведет самая длинная и неудобная дорога.

Можно сказать, что я пришел к Богу, а можно утверждать, что Он всегда был рядом. Это одно и то же, поскольку, что бы просто развернуться к Нему — нужно иногда пройти дорогу, длиною во всю свою жизнь. Не о Боге хочу сказать я – о Нем кричит все окружающее нас пространство, а своем пути, и о том, что «дойдя», можно так и не войти, а то и развернувшись, покинуть желанные врата, думая при этом, что двигаешься уже внутри Царствия Небесного…

Кстати, о моде… Господь был Самым желанным и уважаемым, в тот самый момент, когда Его распяли, самые главные и самые первые приверженцы «моды» на Него. Прости, Господи, за такую аналогию, но вера, действительно часто замещается модой на посещение церкви. Господь всегда вне моды, течений, увлечений, ересей. В них не жизнь, а отвлечение от неё. Сегодня общество любит и аплодирует одному герою, завтра ратует за его казнь, уже ненавидя все, что касается бывшего любимца. Бог вне времени, в отличие от нас человеков…

С одной стороны я должен донести написанное полностью, а с другой, если даст Бог, и рукопись «увидит свет» в напечатанном издании, то многих…, очень многих оттолкнет эта красная нить, проходящая, через всю книгу. Вы скажете: «Делай, и уповай на Его милость!» Я постараюсь, но все же, выбор всегда остается за человеком.

Я часто пишу здесь (имеется в виду сама книга) о границе между, чем-то разнополюсным. Обычно, это понятия приземленные и, более-менее понятные, но и между ними эта грань остается незаметной. Что тогда говорить о том, что составляет духовную часть человека.

Вы говорите об уповании на волю Божию. А многие ли в состоянии делать это? Многие ли, говоря честно, способны жить именно так?! Я часто слышу: «Я верю!». Как правило, на этом все и заканчивается. Я сам такой!

Читая молитвы, исповедуясь, что-то уже начиная понимать, и что-то чувствуя, я вижу себя в основное время своего сегодняшнего существования, человеком стремящимся верить, но верующим ли? Существует прописанный «эталон», если так можно сказать, минимальной веры. Эти слова произнесены Самим Господом. Они объясняют нам, что если вера наша будет, хотя бы с горчичное зерно, то мы сможем перенести гору в море, не говоря уже о смоковнице! Лично я, не могу справиться даже с простыми своими страстями и похотями САМОСТОЯТЕЛЬНО…

Когда-то я бросил курить. Тогда, неверующим человеком, я «про себя» произнес просьбу, направленную в никуда. Ничего не обещая взамен, я просил освободить меня от этого порока. До этого я пытался дважды. Получалось — на год, и на два. Вы скажете, что третий раз я почувствовал необходимость, после погони за мной милиционеров (об этом написано в книге). Наверное, будете правы. Но многих ли подобное заставило отказаться от этой привычки?

Я долго боролся со сквернословием. Такое впечатление, что оно живет в человеке само по себе, причем первенствуя по сравнению с любым из нас! Мало того, оно выживает чаще, чем мы сами. Я встречал людей, перенесших инсульт, так вот, некоторые из них в состоянии произносить всего несколько слов, причем очень четко. Эти, одно, два, три слова – мат!

Мне вообще жутко от того, что 90 процентов из общего потока сказанного мною, нужно выбросить в помойку – это не только ругательства, но и совершенно пустое и не нужное, от бахвальства до мнений разного калибра…

Стоило мне «в сердцах», стоя перед иконами, разозлиться на себя, за случайно оброненное поганое слово, внезапно вылетевшее, во время молитвы, а было это не вслух, но «про себя», после чего я попросил избавить меня от этого, как к вечеру я заметил отсутствие, чего-то привычного. Я перестал ругаться. Слова, сами собой, складывались в предложения, без всяких «связок», которые раньше были обязательны.

Это не примеры милости Создателя – это примеры бессознательного обращения к Нему за помощью, но с силой и, именно с упованием на то, что получится, дастся, сбудется.

Вера есть внутри каждого, но дорогу к ней самому не найти! Царствие Небесное, настолько же бесконечно и вечно, как и реально может помещаться в нас, незаметно и неощущаемо, в то самое горчичное зерно, в глубинах нашего сердца.

Но только обращая на него внимание, уже держась за драгоценную рукоять калитки, специально для нас сделанной, мы внезапно отвлекаемся на ерунду, и как часто бывает в жизни, упускаем момент. Поворачиваясь к ручке обратно, мы с удивлением замечаем, что вместо нее в руках, то копыто, то хвост, то рог, отвлекшего нас злого духа. Странно, что вместо скорби от упущенного, мы радуемся вновь приобретенному, даже не пытаясь вспомнить, что потеряли, и говорим себе: « А! Потом, как-нибудь!».

Я пишу, что пришел к вере. Но что случилось, чтобы добраться до…, а пришел ли я к ней?! Господь вел меня, через ужасы, страхи, через то, что большинству и в страшном сне никогда не присниться, потому, что по-другому я бы не понял! Какой же толщины были двери стенок моего сердца, что Он не смог достучаться быстрее и проще? Почему, кому-то Он попустил погибнуть от моих рук, чем и вымощена эта самая дорога, а меня протащил, сквозь «игольные уши» в непроходимой стене, в конце концов, предоставив второй шанс?

Как-то, на этот вопрос священник, окормлявший наш лагерный церковный приход, подумав ответил: «Не знаю, как в твоем случае, но я читал, что Господь попустил однажды случайное убийство на охоте одного друга другим, чтобы тот молился за него всю оставшуюся жизнь. Оставшийся в живых, молился настолько усердно, что в конце своей долгой жизни получил откровение. Мол, если бы ты его не убил, то не понял бы, насколько греховен сам. Но молясь за убиенного своего друга, ты пришел к Богу, и Господь простил тебя, через твое покаяние и за твои молитвы. По твоим же молитвам, Он простил грехи и твоему другу, а если бы он остался жив, то совершил бы самоубийство, что погубило бы его душу навсегда»…

Продолжение следует. Читайте вторую часть завтра на «Протоинфо».

24 1
Православная социальная сеть «Елицы»