Комплекс гомо советикус: безысходность Чапнина

21.12.2015

Комплекс гомо советикус: безысходность Чапнина

протоиерей Александр ПЕЛИН

Прочитал выступление Сергея Чапнина в Карнеги-центре. Несколько принципиальных замечаний или в чем неточен автор?

Автор предполагает, что «молчание» Церкви более объясняется некоторым доминированием жестких иерархических установок, которые он связывает с неизжитыми советскими комплексами и неоправданно «православно-патриотической» риторикой.

Первый вывод Чапнина следующий: «1) в государстве и обществе сохраняются и даже растут симпатии к советскому и ностальгия по сильной стране – империи. Православная Церковь сегодня мыслит себя именно как «Церковь империи» и поэтому не уклоняется от выражения своих симпатий к советскому».

Разберем это положение. Империя есть продукт традиционного общества, которое в проекте модерна заменяется, вытесняется государствами-нациями. Ностальгия, которая действительно имеет место быть, не есть ностальгия по «советскому», потому как войти в систему модерна мы сейчас не можем, мы этот этап уже прошли. Если и мыслит себя Церковь Русская, то только как Церковь большого Русского Мира. А это нечто духовно иное, чем империя.

И как не крути, русский — это до сих пор седьмой язык планеты, по числу говорящих на нем людей. Общий объединяющий посыл ко всему русскому и русскоговорящему должен быть и он есть, и голос Церкви в нем ясен и определен. И слава Богу!

Второе положение Сергея Чапнина: «2) формируется новая гибридная религиозность. Церковная риторика настолько хороша, столько в ней пафоса и романтики, что церковными словами каждому хочется разукрасить свою речь. «Священное», «святые» — эти слова можно использовать, напрочь забыв о Боге, вкладывая в них совершенно «земное», идеологическое содержание. Я называю это постсоветской гражданской религией, инкорпорировавшей и православные традиции, и ностальгию по советскому прошлому и мечту о сильной империи».

А что тут нового он говорит? Действительно, в эпоху постмодерна и формируется совершенно специфическое, дробное, дискретное восприятие религиозности и культуры религиозного. Причем здесь Церковь и насколько можно делать ее «виновной» в данных тенденциях? Церковь реально укорена в традиционном обществе, и ее понятийным и жизненным, онтологическим аппаратом она оперирует.

Проханов, изборцы и все эти отсылки к «советскому проекту» ровным счетом к Церкви никакого отношения не имеют, поскольку Церковь появилась в другую эпоху и всякий модернизационный запал ей просто по природе чужд. Но вот, что действительно интересно, так это тренд к возвращению в социум новых неоархаических и неотрадиционалистких смыслов.

«Новое Средневековье» только без отрицательных коннотаций, поскольку в новой модели социума, которые некоторые исследователи описывают как неотрайболизм, можно найти утраченные в советский период смыслы и важные духовно-созидательные идеи. А Чапнин подчеркивает, что называет «это постсоветской гражданской религией, инкорпорировавшей и православные традиции, и ностальгию по советскому прошлому и мечту о сильной империи».

Он продолжает мыслить общество, как нечто целое, а раз нет общества в понимании модерна, то и нет целого. Напротив, идентичности не могут заменять одна другую. Они все сосуществуют разом: религиозная, этническая, гражданская, профессиональная, гендерная, идеологическая и прочие и прочие.

Это никакая не «гражданская религия», потому как этот термин целиком взят из американских учебников политической культуры, и Соединенные Штаты изначально и появились как государство-нация. Никакого этапа традиционного общества они просто не имели. Все что говорит докладчик Карнеги-центра — свойственно человеку пост-общества как группового субъекта, принадлежащего и самоопределяющегося через свою религиозность, этнос, семью, традицию,язык, символическую культуру, экономику, образ жизни и массу еще чего.

Весь текст Сергея Чапнина, как это не парадоксально, проникнут безысходностью и линейностью индивидуалистического и прагматического взгляда. Именно это и есть комплекс «гомо советикус». Так может прежде, чем судить о сегодняшней Церкви, уважаемому автору начать у себя вытравливать этот «идеологизированный образ Церкви», который в советский период был столь распространенным?

24 17
Православная социальная сеть «Елицы»