Ломаная судьбы: заметки бывшей сектантки

03.08.2015

Записки бывшей сектантки

записала Любовь ГАБЕЕВА

Моя знакомая несколько лет была последовательницей учения тоталитарного культа. Недавно она пришла к Православию и покрестилась. Я попросила ее рассказать для наших читателей о том периоде, когда она была адептом движения харизматов. Вот ее рассказ.

*   *   *

После школы я решила поступить в медучилище. Экзамены не сдала, год работала, потом уехала в город. Остановилась у сестры своей мамы. Она посещала организацию «Слово жизни». (Из «Википедии»: «Российская ассоциация центров изучения религии и сект включает организацию «Слово жизни» в свой список наиболее известных тоталитарных сект. Характеризуется как «деструктивный культ псевдохристианской харизматической направленности с оккультным уклоном, оказывающий сильное влияние на психику адептов»).

Я родилась и выросла в бурятской деревне в Сибири. Мои родственники не были религиозными людьми. Тетя начала рассказывать мне о Боге, о своей «церкви». Уговорила меня пойти с ней на собрание. В первый день впечатление было, конечно, очень сильное. На сцене стояла группа прославления. Они пели песни, зал был полон, все присутствующие пели и прославляли Бога вместе с группой. У меня по всему телу бегали мурашки, и все это начинало нравиться. Слушая проповеди пастора, я пребывала в какой- то эйфории: не ходила, а летала.

Изнанка культа

Я начала регулярно посещать собрания, давала, как и все другие члены «церкви» пожертвования, откладывала десятины. Считала такую жизнь правильной. Мне казалось, что это идеальные отношения между людьми, на собраниях не было никакой злости, негатива. На первый взгляд, все жили так, как сказано в Библии.

Но меня неприятно удивляли некоторые вещи. Отсутствие критического восприятия религиозных лидеров. Им мои новые братья и сестры могли бездумно отдавать  последние свои накопления. А еще они буквально навязывали людям свою веру, говорили, что те живут неправильной жизнью.

Самое горькое, что в глаза все улыбаются, а за спиной осуждают, сплетничают. Кругом царило лицемерие. Поступки и отношение этих людей разнились с тем, о чем они говорили. Так постепенно я начала понимать, что это только «выкачивание» денег у людей.

Окончательно открыл мне глаза родной мне человек, которому я доверяла. Мне было очень тяжело, когда отошла от этой организации. Потом наступил черед психологических проблем. У меня были периоды черной тоски, уныния. Но я справилась со всем.

Долгий путь

К Православию у меня был долгий путь. Очень часто, проходя мимо городских храмов, я мечтала зайти внутрь, посмотреть как там, но не могла. И причины были разными: то я торопилась, то не так одета, но больше всего меня смущало, что могу сделать что-то не то.

У меня родился ребенок, с отцом ребенка отношения не сложились, мы расстались. Желание покреститься становилось все сильнее, но я не могла справиться со страхом. В моей жизни появился мужчина, который предложил мне выйти за него замуж. Но у него было главное условие – жена должна принять ислам. Я отказалась.

Наконец, нашла ребенку крестную маму, и вместе с сыном пошла креститься. Почему-то думала, что чувства будут похожи на те, которые я испытывала на собраниях «Слово жизни». Но таких бурных эмоций у меня не было. Было какое-то умиротворение другого порядка. И я четко осознала, что на правильном пути — просто нужно посещать службы, усердно молиться, работать над собой. И главный вывод, который я сделала, это то, что не нужно падать духом, опускать руки, ведь жизнь хороша, когда есть смысл жизни и вера.

*   *   *

Руководитель миссионерского центра «Ставрос», российский сектовед Виталий Питанов на мой вопрос, касающийся самых активных и опасных сект в России, ответил так:

«Для вас будет активна и опасна та, что придёт в ваш дом. Остальное оставьте религиоведам и статистам. Религиозно грамотные люди имеют меньше шансов попасть в секту. Если вы не можете даже себе объяснить, почему вы православный христианин, то, наверное, вам следует поднять уровень своей религиозной грамотности».

6 0
Православная социальная сеть «Елицы»