Любовь и идолы: всегда ли дружба во благо?

22.01.2016

Любовь и идолы: всегда ли дружба во благо?

Денис МИХАЛЕВ

Вне всякого сомнения, дружба и любовь есть самые высокие проявления воли и духа, на которые только способен человек. Именно их, как наивысшие добродетели многие века превозносят мыслители и поэты всех поколений. Ими восторгаются и их берегут и ценят, как самое дорогое и прекрасное, что только у нас есть. В любом обществе, где еще не выкорчеваны нравственные основы, именно ими определяется подлинное богатство человека.

Прозрение Стива Джобса

Творец современного технотронного века успешный бизнесмен и изобретатель Стив Джобс, умирая на госпитальной койке, в своем предсмертном завещании писал о важности следовании своему сердцу и ценности того, что, как говорится, лежит вне материальной плоскости, а именно, о тех же самых любви и дружбе. Согласитесь, удивительные слова для человека, который всю жизнь отдал на то, чтобы работать над далеко не метафизическими вещами. Поистине соломоново прозрение о суете и бренности мира, сделанное на пороге Вечности.

А если же мы обратимся к содержанию Христовой веры, то нам откроется, что именно Любовь лежит в основе всего мироздания, ведь Сам Спаситель именовал Себя не иначе, как именно Любовью. А дружба и связанная с ней готовность к самоотдаче и самопожертвованию является мерилом любви, ведь «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13).

Сам Господь Иисус Христос, проходя путь Своей земной жизни, называл Своих учеников не иначе как друзьями: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин. 15, 15). Дружба эта была настолько глубока и сильна, что воплотившийся Творец Вселенной не постеснялся пролить слезы о своем умершем друге Лазаре, любовь к которому подвигла Его к совершению величайшего чуда его воскресения накануне Своих вольных страданий.

Два состава Любви

И куда бы мы не обратили свой взгляд, какую бы культуру, будь она проникнута религиозной верой или же нет, не стали бы рассматривать, но нам не трудно будет убедиться, что дружбе и любви в ней отдается высочайшее, если и не главное значение.

Рассматривая же дружбу в контексте наших отношений с Богом, мы поймем, что, во-первых, Господом нам заповедано любить абсолютно всех, независимо от их отношения к нам. И здесь апостол Иоанн Богослов говорит: «Кто говорит, что любит Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец». То есть здесь у нас получается некий важнейший смысловой и нравственный элемент, говорящий о том, что если ты не любишь ближних, а говоришь, что любишь Бога, то в этом заключена величайшая неправда.

Любовь сама по себе проистекает из одного единого для всех источника. Иными словами, заповедь о любви носит двусоставный характер: «возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим, всей душою, всею крепостью твоею, и ближнего своего, как самого себя» (Мф. 22, 37).

Если друг оказался вдруг

Но вот на этой-то высокой ноте при всей, казалось бы, добродетельной очевидности того, о чем мы сейчас говорим, мне и хотелось бы поставить вопрос, носящий по своей сути провокационный характер, а именно, всегда ли дружба имеет духовно опробованный знак «плюс» и можно ли его рассматривать вне показанной нами выше позитивной парадигмы? Сейчас я попытаюсь объяснить, в чем тут суть.

Наверное, многие слышали библейское выражение о том, что «худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор. 15, 33). Более того, с этим житейским законом большинству из нас на своем непосредственном опыте приходилось сталкиваться в детстве, когда родители придирчиво, но во многом справедливо строго подходили к выбору нами наших дворовых и школьных друзей. И, надо сказать, во многом они оказывались правы.

Действительно, окружение, исходя из тех же самых выше приведенных слов Священного Писания, способно оказывать на человека достаточно сильное влияние. Как говорится, «свита определяет короля». Кстати говоря, именно исходя из этого постулата, во многом исходили аристократические семьи, придирчиво относившиеся к кругу своего общения. Ведь, для того, чтобы войти в дом таких семей, человеку самому необходимо было обладать незапятнанной репутацией и честным поведением.

В общем, уже из этих первых рассмотренных нами примеров мы можем видеть, что дружба бывает разная – и полезная, и не очень.

Дружба Пилата и Ирода

Для примера того, что дружба и привязанность может рассматриваться в отрицательном смысле, я хотел бы обратить внимание на библейское повествование о клятве царя Ирода. Этот царь, будучи влюблен и привязан к женщине по имени Иродиада, поклялся как-то, что даст ее дочери все, что та попросит у него. И по совету матери она попросила у царя отрубленную голову пророка Иоанна Предтечи. И «ради клятвы» (Мф. 14, 9), данной им, Ирод послал оруженосца, повелев «принести голову» пророка (Мк. 6, 27).

На это святой Иоанн Златоуст даже заметил, что «лучше Ироду было бы совсем не клясться. А раз клятва была произнесена, ее следовало нарушить». В общем, это очевидный пример того, что не всегда такое доброе проявление воли, как верность своему слову, данному тому, кто тебе близок, имеет положительное содержание. Иногда ничего хорошего оно за собой не несет. Если можно так выразиться, это такой образец «любви» во имя зла.

Здесь же, в Евангелии мы найдем и пример того, что бывает и отрицательно понимаемая «дружба». Так, взаимное участие в предании Спасителя крестной смерти в итоге привело, как пишет апостол и евангелист Лука, к улучшению отношений и даже дружбе у прежде враждебно относящихся друг ко другу Пилата и Ирода: «И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (Лк. 23, 12). Как говорится, дружить можно не только во имя чего-то, но и против кого-то.

Страшные евангельские слова

И вот тут мне читателя хотелось бы подвести к еще более глубоким, и, наверное, страшным евангельским словам Спасителя: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10, 37).

Слова эти настолько парадоксальны для тривиального человеческого понимания, что даже, наверное для людей, далеких от православной веры, несут в себе не только элемент скандала, но даже несогласия и противления. Да и у человека, только обратившегося ко Христу, они могут вызвать невольный протест и непонимание.

Ведь, казалось бы, все то, что с самого рождения неприкасаемо и не подвергаемо никакому обсуждению, оказывается под вопросом. Надо сказать большее – у апостола Луки мы можем найти еще более страшные слова, над которыми должен вдумчиво порефлексировать каждый христианин: «Преданы также будете и родителями, и братьями, и родственниками, и друзьями, и некоторых из вас умертвят» (Лк. 21, 16).

Но вот если мы будем рассматривать данную проблему вне первоначально возникшего у нас эмоционально-протестного порыва, а через призму учения Христа, то многое для нас здесь прояснится.

Свои по духу или по плоти

Данный и подобные ему евангельские тексты нельзя воспринимать как призыв или апологию семейных ссор. Ведь это противоречило бы самой сути Христианства. Надо понимать, что здесь в большей степени говорится о том, что родство и дружба духовного характера всегда выше родства по плоти. И действительно, часто в жизни бывает так, что чужие по плоти, но свои по вере оказываются нам ближе; и наоборот: свои по плоти, но чужие по вере могут оказаться и противниками, и даже нашими врагами.

Поскольку, наверное, каждый из нас, кто обратился к вере в сознательном возрасте, вспомнит, то, как наши прежние друзья и неверующие родственники никак не могли смириться с тем, что мы изменились и стали (или становимся) новыми людьми. Все это пугает и настораживает их. Они, пожалуй, никогда и не согласятся с нашим новым образом жизни, пока сами не уверуют во Христа.

И тут вспоминаются слова апостола Павла: «Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут» (Рим. 8, 5-7).

Это во многом и раскрывает причину того, почему неверующие люди начинают враждовать с верующими, невзирая ни на какое родство, ни на какую прежнюю дружбу. И, наверное, самым ярким примером здесь для нас будет житие святой Великомученицы Варвары, которую прежде сильно любивший отец предал на смерть только за то, что она стала христианкой.

Идол любимого человека

Конечно же, в связи с этим возникает закономерный вопрос — как тогда в такой ситуации жить, и если и не дружить, то хотя бы существовать вместе с тем, кто рядом с тобой, но не принимает твоей веры. Ответ прост — также любить, но любить с рассуждением, разумно. Просто не нужно делать из своих родителей, детей и друзей идолов для себя, которые мешают тебе любить Бога.

Потому что любая форма идолопоклонства ненавистна Господу. А идолом для человека может стать не только языческий истукан, но и его любимый человек или друг. Надо просто помнить о том, что все, что мешает нам по-настоящему любить именно Бога, должно быть отстранено от нас. Следовательно, по-настоящему любить близких, почитать и уважать их, мы можем только во Христе и только со Христом.

Поэтому, если человек выстроит правильную иерархию в своем сердце: что должно быть на первом, а что на втором или третьем месте –  только тогда возникнет гармония в наших отношениях с Богом и нашими ближними. Только тогда  заповедь о любви к Богу и ближнему будет выполнена по-настоящему.

30 0
Православная социальная сеть «Елицы»