Медиакратия терактов: неинтеллектуальный исламизм

18.07.2016

Медиакратия терактов: неинтеллектуальный исламизм

Аркадий МАЛЕР

Все-таки медийная реакция на трагедию в Ницце говорит о том, что никаких выводов наша либеральная медиакратия так и не сделала и подобные теракты будут только продолжаться, порождая ту же самую реакцию: «как это могло случиться?», «откуда взялись эти люди?», «долой международный терроризм!», «у террора нет ни национальности, ни религии!», «Libertе! Еgalitе! Fraternitе!». И никакого выхода из этой «сансары» не предвидится.

Трудно представить, что эти люди сами верят в то, что говорят, потому что еще труднее представить, что они только вчера родились, поэтому скажу только за себя самого.

Первое. Когда 8 сентября 1999 года в Москве был взорван дом на улице Гурьянова, а 13 сентября то же самое повторилось на Каширском шоссе, то мне стало очевидно, что началась эпоха массовых терактов и почти нет такой точки на Земле, где можно чувствовать себя в полной безопасности.

Когда 8 августа 2000 года взорвали подземный переход на Пушкинской площади, то я с высокой вероятностью должен был оказаться в этом месте и еще больше укрепился в своем видении обозримого будущего. Поэтому, когда пали небоскребы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, то для русского человека это было лишь звеном в ряду давно начавшихся событий.

Я просто живу с мыслью, что меня могут взорвать где и когда угодно, особенно, в метро, аэропортах, самолетах и эпицентрах мировых мегаполисов. Поэтому, при всем возрастающем ужасе, если я чего-то не испытываю, так это удивления — нельзя удивляться тому, что вполне закономерно. И если я чему-то удивляюсь, так это тому, что никаких терактов долгое время не происходит, за что, безусловно, надо благодарить ответственные спецслужбы — ведь на один не предотвращенный теракт приходятся десятки предотвращенных.

Второе. Начиная с тех самых терактов мне также стало очевидно, что есть только одна сила, которая открыто оправдывает и поддерживает такую практику — это исламизм. Не какой-то абстрактный «международный терроризм», а именно конкретная религиозная идеология исламизма, вполне откровенная в своих целях и средствах.

Конечно, есть и другие идеологии, оправдывающие терроризм, и с ними также нужно бороться, но в процентном соотношении абсолютное большинство терактов нашего времени совершается именно исламистами.

У всех ведущих государств европейской цивилизации, и у России, и у США, и у Франции и т.д. есть все возможности для максимально подробного изучения исламизма во всем его многообразии, и в его теории, и в его практике, и все возможные способы предотвращения исламистской угрозы, по крайней мере, на своей территории.

И не стоит здесь искусственно усложнять проблему: у исламизма есть одна Ахиллесова пята — в отличие от большинства радикальных идеологий европейского происхождения, существующий de facto исламизм фатально не-интеллектуален (хотя мог бы быть таковым) и воспринимает только силу, т.е. эти люди не ведут дискуссии и не играют в постмодернистские игры, они просто убивают.

Причем, насилие для них это не просто временное средство для достижения цели — это самоценная часть их мировоззрения, чем, собственно, варварские идеологии отличаются от цивилизованных.

Но мы будем делать вид, что «ситуация сложнее», что во всем виноваты какие-то особые «социально-экономические причины», и что людей, которые пришли нас убивать, надо просто помыть, причесать, одеть, накормить и посадить за парту рядом с нашими детьми учить конвенции и декларации, в которые мы сами давно не верим.

Фото: новостное агентство Sputnik

8 0
Православная социальная сеть «Елицы»