На обломках сознания: проблемы родом из детства

11.01.2016

На обломках сознания: проблемы родом из детства

Любовь ГАБЕЕВА

В этом году перед Рождеством Христовым у меня произошла удивительная встреча. Она заставила меня кое-что переосмыслить в моих взглядах на жизнь. Все началось после моего знакомства в социальной сети с молодым человеком.

Он фотограф. На почве любви к фотоискусству мы подружились. Мой новый знакомый оказался разносторонне развитым человеком, читал зарубежную классику в оригинале, много чем интересовался, увлекался спортом. Перед праздником он написал мне сообщение с предложением сходить вместе в храм. Я согласилась.

Встретились мы у метро и направились вместе в храм Покрова Пресвятой Богородицы в Покровском-Стрешневе, который является уникальным памятником культуры XVII века с интересным композиционным решением. Большой удачей оказалась возможность посетить его накануне одного из главных христианских праздников.

Озадачивший священник

Пока мы медленно шли по лесу к усадьбе, Александр рассказал мне о себе такие вещи, которые никогда раньше не озвучивал. Недавно во время очередного посещения церкви он пригласил к себе домой священника для освящения квартиры. К удивлению Александра, ранее довольно негативно относящегося к Православию (об этом позже), батюшка быстро откликнулся на просьбу. Пришел, сделал все необходимые действия и засобирался домой.

— Я начал ему говорить о том, что не смогу ему ничего заплатить за освящение квартиры, потому что у меня тяжелое материальное положение, — сказал мой знакомый. – И меня поразило, что священник ответил на это. Он сказал: «Вы думаете, что мне нужны деньги? Что я ради денег хожу помогаю людям? Я из такой семьи, где не было недостатка в деньгах. Путь священнослужителя я выбрал из других побуждений. Это духовный поиск и желание помогать людям». И он ушел. А я остался в квартире озадаченный.

Предательство и антидепрессанты

У Александра оказалась довольно тяжелая жизненная история. В возрасте 10 лет он потерял отца, который умер из-за опухоли головного мозга. Мать мальчика недолго носила траур по умершему мужу. Быстро нашла нового ухажера – художника в Европе, продала квартиру мужа. Собрала вещи Саши и на такси его отправила к своей матери, а сама рванула вперед – к новой и такой манящей заграничной жизни. Ребенок после пережитого потрясения долго не мог оправиться.

— Люба, ты знаешь, я воспринимал эту ситуацию как двойное предательство. И со стороны матери, и со стороны отца, — делился с горечью подробностями своих мучений Александр. – Ведь по сути они меня оба бросили. Отец – из-за того, что умер, а мать ради другого мужчины.

После поступка матери у мальчика начался «поиск себя». Появились страхи, мания преследования. Саше казалось, что его мать хочет его убить и наняла киллера для этого. Бабушка отвела ребенка к психотерапевту. Диагноз врача был логичным: «Все страхи и мании – из-за недостатка внимания, таким образом ребенок пытается привлечь к себе внимание близких». Прописал легкие антидепрессанты и на этом помощь специалиста закончилась.

Программа самоуничтожения

Когда бабушка умерла, мой знакомый оказался предоставленным самому себе, под ненавязчивым присмотром тети. После смерти бабушки – единственного родного человека Александром овладело навязчивое желание покончить жизнь самоубийством. Добрая тетя оказалась рядом, попросила написать завещание на ее имя, чтобы добротная двухкомнатная квартира в престижном районе столицы стоимостью около девяти миллионов не пропала.

Оглушенный горем подросток согласился, после этого тетя отняла документы, завещание и стала ждать, когда запущенная после поступка матери программа самоуничтожения позволит ей стать полноправной хозяйкой жилплощади. Но жажда жизни оказалась сильнее. Александр поступил в институт, новые друзья и увлечения позволили выбраться из пучины отчаяния.

Понятное дело, что постепенно в его жизни стали появляться «легкие» наркотики, которые предлагали не менее «добрые» друзья. «Травка», клубные наркотические вещества… Остановился он только тогда, когда увидел, как несколько друзей умерли от остановки сердца.

— В тот момент я понял, что наркотики властвуют над человеком. Все они говорили – мы сильные, в любой момент сможем «соскочить», а оказалось, что нет, — говорит Александр.

Кришнаитский этап

Там же в вузе появилась новая зависимость. Одногруппник рассказал ему о служениях, которые проводят представители общества сознания Кришны. Привлек парней не духовный поиск, а возможность питаться в данном заведении.

— Мы были студентами, денег не хватало, ходили только покушать туда, — вспоминает Александр. – Но постепенно настолько втянулись, что уже не представляли жизни без кришнаитов.

На мои вопросы, не считает ли он, что в еду подмешивались какие-то дурманящие разум вещества, он ответил отрицательно. Заинтересовавшись вопросом, я почитала форумы, где оставляли свои комментарии бывшие последователи этого движения. Многие говорили о «наркотической» составляющей этих лакомств.

Но постепенно, каким–то чудом Александру удалось вернуться к Православию.

Проходной пункт

Когда мы дошли до церкви, я обратила внимание на то, что в храме было очень много людей всех возрастов. Александр не мог сосредоточиться, он лихорадочно ходил по церкви. Искал место «поудобнее». Я была очень удивлена из-за его поведения. Обычно в храме человек сосредоточен и серьезен. Мне почему–то показалось, что его нынешнее увлечение Православием – не более чем очередной проходной пункт в его «разноцветной» биографии.

После завершения службы мы пошли к метро, и по дороге я задала ему вопрос: «Почему ты так вел себя в церкви?» Он ответил, что не может долго находиться на одном месте, ощущает постоянное беспокойство.

— После освящение квартиры мне наконец-то стало спокойно, — говорит Александр. – Но когда я выхожу из дома, мне все время нужно двигаться, иначе тревога опять нападает на меня. Люба, мне недолго осталось жить. У меня обнаружили в голове такую же опухоль, как у моего отца. Операция дорогостоящая. Средств нет. Да и то, не все врачи возьмутся. Квартиру продать не могу, так как тетя не отдает мне документы. Вот и «корежит» меня в разные стороны из-за такой ситуации.

Конечно, я предложила ему свою посильную помощь в разрешении его сложной проблемы. Но в глубине души понимала, что не в моих силах «склеить» обломки сознания этого человека. Уезжала домой в задумчивости. До меня вдруг четко дошло, насколько на судьбу человека влияет его детские годы, пережитые события, религиозные предпочтения.

22 1
Православная социальная сеть «Елицы»