Недуховная бухгалтерия: когда прихожан записывают в акционеры

25.02.2016

Недуховная бухгалтерия: когда прихожан пытаются превратить в акционеров

Руслан ОСТРОВ

В очередной раз, с очевидной периодичностью, возобновились нападки на Русскую Православную Церковь по поводу состояния её экономики. Темой расследования РБК стало — «На что живёт церковь?», где с очевидной тенденциозностью, собрав вырванные из контекста высказывания, анонимный аналитик представляет нам сказочную картину богатств нашей Церкви.

Прежде всего хотелось бы отметить самый явный недостаток этого «расследования» — в нём много говорится о доходах совершенно не подтверждённых ни чем, кроме домыслов, но совершенно не говорится о расходах нашей Церкви.

Если же проследить динамику развития Русской Церкви, которая прежде всего базируется на данных о строительстве новых храмов, открытии новых епархий, числе новых священников, то картина может получиться совсем иной. Расходы Церкви, даже при том, что государство в последнее десятилетие оказывает не маловажную поддержку — колоссальны.

В «расследовании» фигурирует некая цифра (озвученная не экономистом, а неким социологом, что похоже на юмор) в 500 млн. долларов (почему-то не в рублях) — якобы весь бюджет Русской Православной Церкви в год — полный совокупный доход с пожертвованиями, и пр.

Так вот, даже согласившись с этой цифрой, которая наверняка просто родилась умножением того порядка, что у соседа всегда пачка денег толще, мы можем сказать, что каждый из десятков строящихся храмов только в Москве, при порядке стоимости в миллионы и десятки миллионов долларов, то уже затраты съедающие до половины (как минимум) бюджета в год всей (!) Русской Православной Церкви. И это — только в Москве.

Однозначно можно говорить, что более половины всех средств, поступающих в общий бюджет, Церковь расходует на строительство и запуск новых приходов, в том числе и за рубежом, что стоит очень недёшево, и, скорее всего, гораздо больше 250 миллионов долларов. То есть уже здесь мы видим, что слухи о сказочном богатстве явно преувеличены, человеком, глаза которого видят только внешнюю сторону — доходы, но вовсе не расходы.

По словам того же РБК (в статье «Деньги на веру» строительство только одного храма в Москве, который спонсирует «Транснефть», обходится в 270 миллионов рублей, при курсе в мае 2015 года в 50 рублей за доллар, это 5 400 000 долларов США, уж будем считать как социолог… И эти деньги тоже входят в озвученные 500 млн. долларов «гигантского» дохода Церкви, ну, и что получается?

Получается, что при средней стоимости строительства одного храма в Москве стоимостью около 5-ти миллионов долларов,общая стоимость строительства двухсот храмов колеблется в пределах 1 млрд. долларов.

И теперь уже я добавлю, что безболезненно для развития внутрицерковной жизни Русской Церкви, опирающуюся на такую экономику, построить эти храмы стоимостью до миллиарда долларов ( и это только в Москве) можно не за один, и не за два года, а при самых экстенсивных методах накопления средств за 5-6 лет, в лучшем случае — в режиме, увы, достаточной экономии. Так где она, в таком сопоставлении — мифическая и сказочная «Голконда» Русской Православной Церкви?

Сегодня, во времена своего возрождения, наша Церковь не только не может быть экономически самодостаточной, но сегодня, с точки зрения простого житейского и экономического анализа, как любой хозяйствующий объект в период развития — она может быть только убыточной.

И исходя из здравого смысла и экономических законов нужно иметь смелость сказать — сегодня в период своего развития Русская Православная Церковь остро нуждается в доброхотной финансовой помощи в виду своей убыточности (нерентабельности), что обуславливается прежде всего её не коммерческой деятельностью и характером затрат.

Теперь о пожелании некоторых наших православных братьев и сестёр иметь полный финансовый отчёт о деятельности всей Церкви, начиная от своего прихода и далее — чтобы перед ними отчитывалась епархия и само собой Патриархия. Приводится цитата из второго послания к коринфянам святого апостола Павла — как свидетельство того, что уже тогда Церковь держала отчёт о вносимых и потраченных средствах.

Вот она: «С ним послали мы также брата, во всех церквах похваляемого за благовествование, и притом избранного от церквей сопутствовать нам для сего благотворения, которому мы служим во славу Самого Господа и в соответствие вашему усердию, остерегаясь, чтобы нам не подвергнуться от кого нареканию при таком обилии приношений, вверяемых нашему служению».

Самое главное — приведённая цитата говорит о жертвуемой десятой части своего дохода и о больших пожертвованиях своего имущества в жертву Церкви, во имя Господа нашего Иисуса Христа, то есть речь об обильных (!) приношениях. Приносите обильно сначала, скупцы, а потом говорите о том, что перед вами должны отчитываться. За что? За копеечные свечи?

А ведь десятина — это по-прежнему священная обязанность для христианина и сегодня, в нашей современности, но исключительно любовью Церкви к своим чадам, не является обязательным условием для членства в ней. Другими словами, если, кто-то хочет иметь право на контроль за расходованием своих средств, то он в первую очередь обязан регулярно вносить десятую часть своего дохода в церковную общину, но с определёнными оговорками.

Прежде всего, он на мой взгляд, имеет право знать информацию только о расходовании своих пожертвований, которые (повторюсь) должны быть не менее 10% его доходов. Ведь по сути — какое этическое право он имеет знать о доходах своих братьев и сестёр? К тому же, с точки зрения безопасности очень сомнительно, чтобы данные о церковной кассе были публичны — мы знаем весьма немало случаев, когда настоятели храмов были убиты и ограблены, когда злоумышленники узнавали, что именно в этот момент настоятели располагают собранными на различные нужды общины относительно крупными суммами денег.

Также в последнее время участились случаи критики практики церковных пожертвований со стороны работников различных внецерковных коммерческих благотворительных фондов. В частности, Церкви предъявляются претензии о «непрозрачности» внутренней экономики Церкви, и даже о её неподконтрольности рядовым членам общины (мирянам). Прежде всего, хочется сказать о том, что самим Христом установлены особые этические правила в отношении пожертвований. Однозначно можно говорить о том, что наиболее угодное Богу пожертвование — не рассчитанное на громкую славу, а скромное и смиренномудрое.

Сколько не вносит человек в Церковь — это является жертвой Богу, а ни каким не налогом, ни платой за религиозные услуги, и, тем более, за человекоугодничество перед жертвующим. Многие же сегодня воспринимают это именно так — пожертвовал и весь церковный клир, по щелчку пальца должен построиться и выполнить желаемое.

В критике Церкви со стороны представителей благотворительных фондов видна и вторая не здоровая примета — нарастание острой конкурентной борьбы (с их стороны) за человека, желающего жертвовать на доброе дело. И Церковь, зачастую по-христиански смотрящая на сих критиков, а то и прямо поощряющая их деятельность, как будто бы направленную на благое дело, совершает большую ошибку.

Уже видны признаки того, что выросшие под патронатом Церкви благотворительные организации, по простым капиталистическим правилам, основанным на постмодернистской логике, начинают откровенно бороться с Церковью. И в дальнейшем проблема будет только усугубляться.

Церковь — не финансовый институт с «акционерами», которые по прихотям своим могут в любой момент поменять «финансового директора». Церковь не обязана и не уполномочена Богом — выписывать и начислять какие-либо религиозные дивиденды, проценты, т.е. — собственно, отчитываться за то, что люди доброхотно жертвуют для своего спасения и спасения других в вечности.

Об этом говорит нам Господь: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19-21).

26 6
Православная социальная сеть «Елицы»