Об одном недоумении относительно Заповеди любви

08.04.2015

Возлюбил до смерти крестной

Александр ЛЮЛЬКА

Нам очень знакомы, даже привычны по частому их употреблению слова Христа, сказанные ученикам во время прощальной беседы: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин.13, 34).

По этой привычке мы и не обращаем внимание на одну особенность, которая, если на неё обратить внимание, даже многих православных христиан способна поставить в тупик. Вот и сейчас попробуйте ответить на простой вопрос – чем же эта заповедь нова? Ведь из Евангелии от Матфея мы знаем, что заповедь любви – первая заповедь в Законе, данная ещё Моисею:

«законник, искушая Его, спросил: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22, 36-40).

Христос Сам разъясняет, что заповедь любви является наибольшей заповедью и лежит в основе всех прочих заповедей Закона, называемого сейчас Ветхим (Древним). Так что здесь может быть нового, в чём же новизна того, что уже заповедано в древности Законом, который пришёл исполнить Сам вочеловечившийся Господь?

Все недоумения возникают лишь от того, что Ин.13, 34 привычно цитируют, обрывая на точке с запятой, тогда как это не конец предложения. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга» (Ин.13, 34). А как Господь возлюбил нас? До смерти, смерти же крестной.

Ветхий Завет не требует от человека невозможного — люби ближнего как сам любишь себя, то есть практически достаточно так называемого «золотого правила» не делать другому того, чего себе не желаешь. В Новом Завете заповедь усиливается многократно. Любить христианам друг друга даже до смерти!

На самом деле требование запредельное, о чём и пишет Апостол Павел (Рим. 5, 7): «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками».

Поэтому Новый Завет — совершеннейшее безумие и скандал 2000 лет назад, остаётся таковым и для многих формально христиан, не говоря о сознательных иудеях и язычниках (1Кор. 1, 22).

Однако, в 15-ой главе (от Иоанна) Господь повторяет: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас». Или: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Апостолы слышат это до Страстей Христовых, но мы-то — после… «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал…» (ст.12-16).

А далее Он говорит о ненависти: «Сие заповедаю вам, да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем».

В современном так называемом «оптимистическом богословии» принято рассуждать о том, что Новый Завет по сравнению с Ветхим принёс только «облегчение» возможности спасения. Мы видим, что это не так. Да, христианам не надо совершать многочисленные жертвоприношения, следовать жёсткой обрядовой регламентации и прочему подобному. Но вместо необходимости очищения внешности чаш и погружения чанов — мы призваны к куда более трудному внутреннему изменению.

И всем понятно, что навязать коробочки с цитатами из Писания на лоб и правую руку куда легче, чем изменить образ мыслей и действий. Но мало этого – новая заповедь принципиально невыполнима для ветхого человека, отчего Новый Завет по-прежнему остаётся соблазном и безумием не только для иудеев и язычников, но и, увы, для некоторых христиан, не изменивших при вхождении в Церковь образ мыслей, приобретённый за её границами.

Но вспомним, что никто из слышавших слова Христа уже не имеет извинения!

«Различие двух Заветов в названиях показывает сродство того и другого Завета, а самое это различие состоит не в разности по их сущности, а в разности по времени. Только поэтому Новое отличается от Ветхого, и разность по времени не означает ни различия по принадлежности кому-либо, ни меньшинства одного перед другим. Заветы Новый и Ветхий не противоположны, а только различны. Новый Закон есть усиление первого, а не противоречие ему» [Свт. Иоанн Златоуст, «Беседы на различные места Священного писания», собр. соч., т. 3, с. 22].

28 3
Православная социальная сеть «Елицы»