От критики гаванской встречи до концепции недочеловеков

21.04.2016

От критики гаванской встречи до концепции недочеловеков

Александр ИВ

После знаковой встречи Патриарха и Папы в православном сообществе не стихает весьма оживленная дискуссия. Хотя, далеко не всегда дискуссионная форма соблюдается. Более того, та последовательность и настойчивость, с которой в среде православных нагнетается антикатолический психоз, наводит на совершенно определенную мысль — это не просто так. И вовсе не чистота православной веры заботит организаторов этого психоза. Но, давайте попробуем разобраться.

Неправедный перепост

Каноны нашей веры предписывают максимально дистанцироваться от католической веры. Цитатами святых отцов об этом можно исписать не одну страницу. Кстати, и исписывают свои страницы в соцсетях современные верующие, благо, перепост сделать гораздо проще, чем понять то, что перепощиваешь. А духоносные отцы наши, между прочим, предписывали не приобщаться католической веры, но не избегать католиков как таковых.

Преподобный Феодосий Печерский: «Вере латинской (католической) не приобщайтесь, обычаев их не придерживайтесь, причастия их бегайте и всякого учения их избегайте и нравов их гнушайтесь». Здесь все — о католической вере как религии; точно такой же подход нам заповедан и вообще к любой инославной религии и ее элементам. Например, нельзя вкушать идоложертвенного. Все логично и последовательно, поскольку как только ты начинаешь использовать элемент чужой религии, то теряешь принадлежность своей, т. е. наступает та самая толерантность, которой все равно.

Как видим, в какое-либо объединение с католичеством мы не имеем права вступать согласно догматическим основам нашей веры. В таком случае, из-за чего весь сыр-бор? Патриарх наш собирается склониться к унии? Ни в коем случае. Предстоятель предельно четко понимает, формулирует для пасомых не только неприкосновенность православного учения, но и то расстояние, которое разделяет Восточную и Западную Церкви: «Мы до сих пор разделены в понимании Пресвятой Троицы…». Эти слова вдвойне значимы, поскольку сказаны уже после встречи в Гаване.

Жизнь после «долоя»

Так все-таки из-за чего весь сыр-бор, почему нам вдруг стали усиленно внушать,что мы накануне новой унии вроде подписанной греками на Ферраро-Флорентийском соборе?А вот здесь откроется интересная деталь. Все обвинения замыкаются на Патриарха и поддерживающий его клир, замыкаются столь активно, что впору ожидать демонстраций «Долой патриаршество!».

Вообще, мы это совсем недавно проходили. Наши неразумные прадеды демонстрировали с лозунгами «Долой самодержавие!», свято веря, что сразу после «долоя» станет неизмеримо лучше. Чем это закончилось, мы знаем. И на Патриарха это не первая и, конечно, не последняя атака, поскольку поразив пастыря, об овцах можно не заботиться — они сами рассеяться.

В пику всем критикам Предстоятеля я бы хотел напомнить, что именно Патриарший институт укреплял Церковь во время испытаний. Вспомним, что на Руси патриаршество было установлено с упадком Византийской Церкви. Вспомним, что отмена его ввергла наше Отечество в массу неурядиц, открыло двери иноземной духовной агрессии.

И в канун великих испытаний, после Октябрьского большевитского переворота оно было возобновлено как своего рода броня и укрепление против грядущих гонений. Современным критикам здравствующего Предстоятеля недурственно знать, что они неоригинальны. В свое время масса обвинений звучала в адрес Патриарха Тихона. Теперь мы знаем, откуда они росли, от тех же большевиков.

Вечные неофиты

Собственно, на каком основании дерзающие обвинять Патриарха это совершают? Согласно Апостольским правилам, епископ подлежит суду собора епископов, но никак не мирян. Чтобы выправить ситуацию, заодно звучат голоса об отступничестве и епископата и, естественно, клира, который поддерживает церковную дисциплину. И достаточно странная ситуация получается. В Церкви, где правит Христос, оказывается, что практически все, кроме сравнительно тонкой прослойки бдительных «ревнителей» чистоты веры, оказались отступниками. Такое может быть? Не может.

На путь отступничества встают те, кто расшатывают церковное единство и дисциплину, потому что это идет вразрез с христианством и наставлениями святых отцов наших. Они учили, что главное внимание, главные усилия у христианина должны быть направлены внутрь себя. Потому что Царствие Божие именно там, и там же гнездятся все пороки, которые, будучи не удержаны, не искоренены, извергаются во внешний мир, оскверняя его.

Но сейчас среди верующих настойчиво идет подмена понятий. Вместо внутренней брани все усилия уходят во внешнюю, в наблюдение за чистотой других верующих и клира, в разного рода пересуды. Стоит ли удивляться, что состояние неофитства, характерное для церковного общества 90-х, упорно не проходит, более того, усугубляется.

Высокопробные безобразия

Эти настроения поддерживаются, надеюсь, по неразумению, распространением «догмата» о русском народе как носителе Православия. Дорогие читатели, это очередное заблуждение! За свою историю русский народ столько раз в большом и малом отпадал от веры Христовой, что только совершенный невежда в вопросах истории может поддерживать это заблуждение.

За примером далеко ходить не нужно. 1917 год вполне свеж в памяти, по крайней мере, должен быть свеж. Сегодня немалая часть нашего народа, чьи предки были крещены в православной вере, занимают активную антиклерикальную позицию. Внутрицерковное общество также постоянно пытается разделиться.

Нужно помнить, что под прикрытием заботы о народе и его воли часто творятся самые высокопробные безобразия. Да и богословская точка зрения не позволяет быть разнотолкам — Церковь там, где епископ, учит нас сщмч. Игнатий Богоносец. «Где будет епископ, там должен быть и народ, так как где Иисус Христос, там и кафолическая церковь».

Демократическая ересь

Но сторонники церковной демократии, чтобы поддержать свое право судить все и вся, ссылаются на опыт первохристианской церкви, когда епископы избирались народом. В данном случае классический пример того, когда говорится «А», но не говорится «Б», иными словами открывается не вся правда.

Дело в том, что в первохристианской Церкви была достаточно специфичная ситуация, сильно отличающаяся от позднейшей и, тем более, современной. Во-первых, в силу простоты жизни в то время многие люди имели большую искренность, уместно будет сказать, компетентность, в вере. Во-вторых, в некоторых случаях разумно было поставить во главе местной Церкви выходца из этой же области, а не чужака. Достоинства, как и недостатки своих земляков, в лучшей степени знало именно местное население. В-третьих, самое главное, епископ народом лишь избирался, но получал благодать на свое служение исключительно собором других епископов или непосредственно от апостолов.

Народ в епископской хиротонии никакого участия не принимал, как и в дальнейшем исполнении поставленным архиерейских обязанностей. Более того, с момента возведения в сан епископ становился господином для мирян и клира своей области, что никакого демократического соучастия простых верующих в управленческой жизни Церкви, кроме случаев явных ересей, не допускало.

Таким образом, нет оснований для тех самых «страхований», той практики, которая к огромному сожалению, не проходит в церковном обществе. Судить епископа даже своей области не имеют права не только миряне, но и клирики. Причина этому проста — не они его поставили. «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал» (Ин.15, 16).

Латиняне по инерции

В начале статьи я отметил, что нам предписано избегать католической веры. Но, как ни удивительно, из этого вовсе не следует, что мы должны избегать простых верующих, исповедающих ее. Из Евангелия мы знаем, что христиане — свет миру, а также, что источник света не ставят под колпак, наоборот, его поднимают повыше, чтобы свет достигал самых укромных уголков. А ведь этот свет и есть наша Церковь.

Кроме этого, нужно понимать, что среда католиков неоднородна. Среди них в настоящее время есть те, кто причисляет себя к оным в силу инерции или в силу региона. Так, Испания традиционно католический регион, но это отнюдь не означает, что в Испании все правоверные латиняне.

За многовековую историю католицизм столь сильно дискредитировал себя, что разумному человеку удержаться в нем непросто; слишком много противоречий содержит современное католичество и его история. А значит, простые католики в какой-то не столь уж малой части — это вполне созревшее поле для жатвы. И проповедь настоящего христианства им нужна также, как и народам, вообще имени Христова никогда не знавшим.

Любимое слово нацистов

Иногда при чтении некоторых «страхований» от современных «блюстителей» православия меня не оставляет впечатление, что ими, «блюстителями», движет обычная заносчивость. Дескать, вот, мы, православные — ого-го! А остальные, они еретики, они отпали, они предали… так и кажется, что вот-вот прозвучит столь любимое нацистами слово «унтерменш», недочеловек. Разве так вели себя Христос и апостолы?!

Нет. Они не боялись идти к грешникам. Почему же современные христиане, т.е мы, а тем более, епископат должны вести себя иначе? Совершенно очевидно, что не должны; в противном случае мы уже перестанем быть Церковью Христовой.

27 4
Православная социальная сеть «Елицы»