Ответ Сергею Худиеву: о либерализме и логике с примесью лукавства

05.06.2015

Помочь Христу

Руслан ОСТРОВ

Наши доморощенные либералы всячески пресекают самостоятельное суждение верующими о поступках, прямо или косвенно являющихся кощунством, или таковых, граничащих с кощунством. Протестуют они и против вмешательства государства как регулятора общественных нравственных правил, морали в подобных случаях. Логика эта с примесью лукавства, а вопрос-то весьма серьёзный.

Так уж устроено человеческое общество, что так или иначе, но внутренние отношения в нём регулирует ЗАКОН — либо закон религиозный, либо светский, в традиционных странах копирующий последние бастионы закона религиозного. В странах пострелигиозных, где религия умерла и идёт всякое искоренение всего религиозного, закон всё чаще в наше время даже вступает в противоречие с религиозными нормами.

Там закон окончательно приобретает светские черты, становясь одной из сторон толерантности — нового миропорядка, последовательно уничтожающего всё религиозное в обществе. И у нас, в традиционно христианских странах, уже достаточно давно светский закон стал расходиться со многими постулатами закона Божьего.

Измена де юре

Например, светский закон никак не реагирует на супружеские измены, чем открывает дорогу к блуду, греху любострастия в самых разных видах, даже извращенных. «Никому не должно быть дела до того, что происходит за стенами спальни!» — то и дело слышится и пишется на самых разных сайтах, в блогах и СМИ. Пусть супруги и любовники хоть детей развращают, хоть содомскими грехами тешатся — это их дело, считают либералы. Неужели мы забыли участь Содома и Гоморры?

А ведь даже «простая» супружеская измена — преступление. Известие о неверности любимого опустошает вторую половину, уничтожает тёплые чувства, оскверняет прожитые вместе годы жизни. На месте образовавшейся пустоты появляются губительные для души эмоции: гнев, злость, жажда мести. И виновником этих эмоций является изменившие мужчина или женщина, именно на них — грех погубления «малых сих».

Такие же чувства, даже более сильные, испытывают и дети, особенно подростки — они оскорблены предательством, угнетены, их идеал семьи разрушен, они начинают относиться к миру с недоверием и агрессией. И это тоже «погубление невинной души»! А если изменник (или изменница, что гораздо реже) были из «верующих» — это может надолго, а то и навсегда отвратить ребёнка от Православной Церкви. Разве это не тягчайшее преступление?

Вынеся супружескую измену за рамки зоны ответственности, не считая её преступной, наши законодатели добились того, что сегодня супружеская измена де юре считается нормой, являясь, по сути, тяжким преступлением. Так в светском сообществе, отторгающем себя от религиозных норм и правил, создаются и внедряются новые программы поведения.

Новые свободы

В разные периоды нашей истории наказуемыми деяниями считались колдовство, гомосексуализм (ещё совсем недавно!), убийство младенца во чреве матери — аборт… А за какие такие «новые свободы» борются либералы сегодня? Если судить по мониторингу событий за примерно последние 5 лет, основной целью борьбы безбожников служит признание кощунства (издевательства над чувствами верующих) — невредным деянием.

Как только не называют поругание церковных святынь в либеральной прессе, обслуживающей интересы разрушителей традиционных человеческих норм жизни! Тут и «свобода творчества», и «акты протеста против религиозного мракобесия», и «шок-перформансы», и прочие нечистые уловки. На деле же всегда одно — торжество антихристианства.

Второй важной задачей либерализма является продвижение и внедрение в православное сообщество, как часть программы разрушения семьи в частности и общества в целом, гомосексуальной практики в разных видах — будь то гомосексуальные браки, усыновление гомосексуалистами детей, детское гомосексуальное половое воспитание, признание права епископства за женщинами и т. д.

Гомосексуализм преподносится обществу не как порок и извращение, содомитский грех, а просто, мол, «эти люди другие, отличающиеся от основной популяции, это их индивидуальная особенность». Что уж говорить, если даже на портале известного православного интернет-ресурса никому неизвестный американский священник вопрошает недоуменно: «почему мы не принимаем гомосексуалистов в Церкви, в Таинствах?»

Адреналиновое опьянение

И эти мысли открыто, насильно навязываются у нас, здесь православному сообществу с особым цинизмом, который видимо повышает адреналиновое опьянение некоторых участников этой редакции. Что ж, так мы дойдём до того, чтобы считать «индивидуальной особенностью» педофилию, зоофилию, каннибализм и другие мерзости, оправдывать убийц-садистов, растлителей и истязателей.

Подводя итоги, хочу сказать: сегодня православное сообщество является наиболее многочисленным и сознательным в России. И поэтому оно несёт особую ответственность за то, куда движется и в какую сторону изменяется наша Родина.

Мы, по сути христианства, веротерпимы и справедливы в решении национальных, межрелигиозных и других проблем. Однако мы не должны позволять надругательства над нашей верой. Христос не нуждается в защите, но мы нуждаемся в том, чтобы защитить Христа! Мы — те, кто ныне может подставить своё плечо под Его крестную ношу, омыть Его раны. Мы можем сделать то, чего не сделали для Него современники.

Традиционно православное сообщество в защите от богоборцев опирается на власть, которая в нашей стране одна на всех — христиан, иудеев, мусульман, буддистов и др. Именно поэтому православное сообщество, являясь строгим поборником своих святынь, никогда не реагировало на оскорбления своей веры самосудом, а всегда только обращалась за справедливостью к Закону и Государству.

Священные объекты

Надо отметить, что действуя таким образом православное сообщество защищает и религиозные чувства других религий — закон должен равно защищать священные для любой религии объекты и артефакты.
И государство в настоящий момент приняло на себя полномочия третейского судьи, чтобы одинаковым образом защищать чувства верующих всех религий и конфессий. Но либералам это не нравится.

В частности, не нравится это журналисту Сергею Худиеву. Что же проповедует уважаемый многими Сергей Львович? А он проповедует НИКАК не реагировать на случаи кощунства или граничащие с ними. Не применять законы административного и уголовного кодекса к людям, оскорбляющим чувства верующих, к людям, поругающим православные святыни. Но там, где нет Закона — царит беззаконие, где нет Бога — царит дьявол.

Самое неприемлемое, самое скорбное для нас: сегодня в отношении Православия кощунства совершаются лицами, позиционирующих себя православными христианами. Если так пойдёт, завтра это вполне может стать обыденным и среди представителей других религий. Или, например, упаси Господь, какие-нибудь негодяйки совершат кощунство в отношении магометан от имени Православия…

И начнутся раздоры, стычки, разжигание страстей на религиозной и, как следствие, национальной почве, прольётся кровь, кровь невинных. Может дойти и до войн — разве мы не наблюдаем сегодня такие сценарии развития событий в мире?

Копнуть глубже

Я хочу знать: как думает Сергей Львович — сработают ли его милые увещевания «это плохо, детки» в отношении какой-нибудь хулиганствующей, агрессивной молодёжи? Сработали ли подобные увещевания на киевском майдане или в Одессе 2 мая 2014 года, где «онижедети» били, убивали, разливали по бутылкам «коктейль Молотова», поджигали живых людей?

Почему бы Сергею Худиеву не спросить у Ксении Собчак: зачем вы надели одеяние священника? Для того, чтобы разглядеть настоящие мотивы, не выгораживая их мотивацией «бунтующего подростка», а копнуть поглубже, тоже стараясь взять на себя социальную ответственность. Наверное, не спросит, не подумает, мне кажется — ему это неинтересно.

Более интересней — «защищать свободу», в каком бы виде она не проявлялась, хоть в откровенно антихристианском. Интересней фрондировать на позициях, противоположных ортодоксальной Церкви, которые забавляют представителей либеральной тусовки — со злобной радостью воспринимающих любое, даже самое нелепое оскорбление Церкви. И все это у пьедестала «борца» и «кроткого ангела».

10 1
Православная социальная сеть «Елицы»