Победа и Церковь: архимандрит Алипий (Воронов)

09.05.2015

Архимандрит Алипий (Воронов)

Любовь ГАБЕЕВА

Архимандрит Алипий (Воронов) — почему его называют «Псковским Третьяковым», может ли священнослужитель быть стрелком, и как ему удалось вернуть похищенные нацистами монастырские ценности из Германии.

Сухие строки

«С 21 февраля 1942 года по 25 сентября 1945 года был на фронтах Великой Отечественной войны. Прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах. В одном из страшных боев Иван Михайлович дал обещание Богу после победы уйти в монастырь», — эти сухие строки биографии архимандрита Алипия (Воронова). За ними – напряженная титаническая деятельность на грани человеческих возможностей и в годы войны, и после. Великий человек, очень умный и ироничный – так характеризовали его все, кому посчастливилось пообщаться с архимандритом. О его находчивости, остроумии ходят до сих пор легенды.

Все для фронта

Иван Михайлович Воронов родился в 1914 году в бедной крестьянской семье в деревне Торчиха Московской губернии. После школы переехал жить и учиться в Москву к отцу и старшему брату. В 1932 году начал работать на Метрострое, учился в вечерней студии при Московском союзе художников. В 1936 году поступил в изостудию. В этом же году Воронова призвали в Красную армию, где он прослужил два года.

Великая Отечественная война застала его на секретном военном заводе №58 имени Ворошилова, куда он устроился диспетчером и экспедитором после армии. Этот завод выпускал бомбы, так необходимые фронту. Когда линия фронта приблизилась к Москве, начальство на служебных машинах пыталось сбежать за Урал, подальше от войны. Молодой диспетчер не позволил использовать заводские машины для таких позорных целей, а задействовал их для отправки на фронт бомб.

Выпуск бомб

На местах остались рабочие, с которыми мужественный Воронов решил возобновить производство бомб. Работа велась с огромным риском для жизни. Немцы ожесточенно бомбили Москву, и любое попадание снаряда в здание могло превратить его в братскую могилу. Но выпуск бомб не останавливался ни на секунду. Как вспоминал сам архимандрит Алипий, «наш военный завод был как бы фронтом, и домой с завода уже не уходили».

На фронт Ивана Воронова призвали 21 февраля 1942 года. На войну он отправлялся не только с автоматом, но и с этюдником с красками. Бог хранил будущего архимандрита, он не получил ни одного ранения. За участие в боях Воронов был награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», орденом Красной Звезды. Всего он получил 76 боевых наград и поощрений.

Молитва на войне

В книге «Несвятые святые» Тихона (Шевкунова) читаем показательный отрывок: «Савва Ямщиков, известный реставратор и искусствовед, пользовавшийся добрым расположением отца Алипия, рассказывал:

«Меня спрашивали: почему такой красивый мужчина ушел в монастырь? Вот, говорят, он был тяжело ранен, потерял возможность продолжения рода… Как-то он сам коснулся этой темы и сказал мне: «Савва, это все разговоры пустые. Просто война была такой чудовищной, такой страшной, что я дал слово Богу: если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь.

Представьте себе: идет жестокий бой, на нашу передовую лезут, сминая все на своем пути, немецкие танки, и вот в этом кромешном аду я вдруг вижу, как наш батальонный комиссар сорвал с головы каску, рухнул на колени и стал… молиться. Да-да, плача, он бормотал полузабытые с детства слова молитвы, прося у Всевышнего, Которого он еще вчера третировал, пощады и спасения. И понял я тогда: у каждого человека в душе Бог, к Которому он когда-нибудь да придет…».

Стрелок

Из «Википедии»: «В звании рядовой, в должности стрелок стрелковой роты 16 Гвардейской механизированной колонны награждён медалью «За боевые заслуги» за художественное оформление альбома по истории 4-й Танковой армии. С августа 1944г гвардии рядовой Воронов И.М. прикомандирован для работы в Политотделе 4-й Гвардейской Танковой армии в должности художник. За отличную работу и личное мужество в боевой обстановке награждён орденом «Красная звезда».

«Я часто бывал в ночных дозорах и молил Бога, чтобы не встретились вражеские разведчики, чтобы никого не зарезать», — так вспоминал о войне отец Алипий.

Мешки с сухарями

Опыт, вынесенный с фронта, пригодился архимандриту в Церкви. В свои проповеди он часто включал свои наблюдения из военного прошлого: «Мне приходилось быть очевидцем, как на войне некоторые, боясь голодной смерти, брали с собой на спину мешки с сухарями, чтобы продлить свою жизнь, а не сражаться с врагом; и эти люди погибали со своими сухарями и не видели многих дней. А те, которые снимали гимнастерки и сражались с врагом, оставались живы».

Побеждает наступающий

«Побеждает тот, кто переходит в наступление», — этим жизненным принципом отец Алипий руководствовался еще со Великой Отечественной войны. Если дело касалось несправедливого притеснения монастыря, братии, верующих, Великий Наместник был непримирим.

Противостояние с Хрущевым

Всем известно, что Хрущев торжественно пообещал перед всем миром, что покажет по телевидению «последнего русского попа». Тысячи соборов и храмов были уничтожены или переоборудованы под производственные помещения, закрыты были почти все монастыри. Была упразднена большая часть высших духовных учебных заведений. Многие священники оказались в колониях. На территории нашей страны действующими оставались лишь две обители — Троице- Сергиева лавра, вынужденно сохраняемая властями для показа иностранцам, и Псково-Печерский монастырь.

Однажды в кабинет отца Алипия пришли нежданные гости и вручили официальное постановление Правительства СССР с подписью Хрущева: Псково-Печерский монастырь объявлялся закрытым. Наместник должен был распустить братию. Отец Алипий бросил документ в камин. Спокойно произнес:

— Лучше я приму мученическую смерть, но монастырь не закрою.

Обитель удалось отстоять.

Братья и сестры

Еще известная история: «Однажды был большой прием в Псково-Печерском монастыре, устроенный специально для представителей зарубежной прессы. Приехало около 150 корреспондентов самых разных газет, журналов, телевидения. В трапезной монастыря был накрыт праздничный стол, во главе которого сидел отец Алипий со своими помощниками. Самый бойкий корреспондент одной американской газеты сразу вскочил и на довольно приличном русском спросил:

— Игумен, скажите, сколько у вас в стране верующих?

Алипий спокойно повернулся к одному из помощников и спросил:

— Скажите, сколько у нас в стране население?
— Около 230 миллионов.
— Вот столько у нас в стране и верующих, — ответил Алипий.
— Как! У вас же атеистическая страна?!
— Вера познается в трудные годы. Когда началась война, Сталин в своем первом обращении к народу сказал: «Братья и сестры» (не сёстры!). Так я каждый день начинаю свои проповеди. Значит, в трудную минуту верят все, значит все верующие».

Возврат ценностей

Благодаря архимандриту Псково-Печерский монастырь является единственным русским монастырем, который никогда не закрывался. Он провел титаническую работу по восстановлению крепостных стен и башен, покрытие позолотой большого купола Михайловского собора, организацию иконописной мастерской. Руководил художниками и мастерами, проводившими послевоенные восстановительные работы в Лавре и московских храмах.

В 1968 году он объявил всесоюзный поиск ценностей ризницы Псково-Печерского монастыря, вывезенных фашистскими оккупантами в 1944 году. Через пять лет монастырская утварь была найдена, в 1973 году представители консульства ФРГ в Ленинграде передали их обители. За эту созидательную деятельность его иногда называют «Псковским Третьяковым».
Умер отец Алипий 12 марта 1975 года.

15 0
Православная социальная сеть «Елицы»