Подписи о непоминовении: болезнь воинствующих мытарей

26.02.2016

Подписи о непоминовении: болезнь воинствующих мытарей

Дмитрий ФИЛИН

Заканчивается первая подготовительная неделя к Великому посту – неделя о мытаре и фарисее. И уж, думается, почти каждый  православный притчу эту не раз слышал, кто-то и толкование святых отцов читал. Однако, тяжкая болезнь воинствующего мытарства продолжает чинить серьезный урон всей Церкви. Что же это за болезнь такая, результатом которой стало рождение целого пласта несгибаемых мытарей, гордящихся своей греховностью «кающихся» грешников?

Основание этой болезни составляют два самых агрессивных идола современного мира: «бог в душе» и «бог, который всех любит и всех простит». Все это происходит от крайнего себялюбия, которое постепенно превращает человека из образа Божьего в кумира, где в извращенном пространстве эгоизма на верху иерархической пирамиды встает сам человек, как эдакий пуп Земли или даже всей Вселенной.

И покуда там, на вершине, места двум не находится, то Бог низвергается вниз, как существо бесполезное до времени (пока, вроде бы, жив, а там все равно спасет, потому как любит) и неудобное (напоминающее о том, что себя надо бы как-то изменять, а это трудно и не нужно).

Аргументация мытарей

Но не признавать Бога и такой человек редко в силах, и тогда на помощь приходит ему притча о мытаре и фарисее… «Смотри! – говорит он, — Господь нам явно показывает, что ваши богослужения, посты, бдения и аскеза Ему противны. Все это исполнял фарисей, однако был осужден. Поэтому надо быть всем как мытари и отвергнуть эти ваши обряды и условности… Надо жить, как живешь — Бог всех любит!»

Разумеется, что не в церковных толкованиях такой современный мытарь все это почерпнул, но убеждение имеет стойкое. И не пробиться через стену нежелания осознать, что притча-то вовсе не о том, что вынес из нее подобный горе-толкователь. Для начала надо вспомнить, что дела фарисея вовсе не были Богу противны, напротив, Спаситель проповедовал о необходимости исполнения подобных дел для того, чтобы человек способен был наследовать Царство Небесное.

Вот, к примеру, благодарение фарисея: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк. 18, 11-12). А вот иное – разъяснение Господа некоторому молодому иудею: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать» (Мк. 10: 17-19).

Другими словами, Господь предлагает творить все то, что и фарисей исполнял. И обращаясь к первой притче, мы при внимательном прочтении не можем не заметить, что Господь не осудил фарисея, а лишь заметил, что именно мытарь вышел оправданным более: «Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот», присовокупив и причину: «ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18, 14).

Сломанное сердце

Причина не в том, что творимое фарисеем было Господу неугодно, а в устроении сердца. Ведь именно то, что сердце его не имело в себе сокрушения о своих грехах, что оно было наполнено осуждением других, а не себя, что оно оказалось горделиво. Это лишило в общем-то весьма праведного по делам иудея изобильной милости Божьей, хотя и не оставило вовсе без нее.

А то, что каждому, желающему быть достойными наследниками Царства Божьего следует творить именно богоугодное, а не умножать беззаконие подобно мытарям и грешникам. Об этом Христос не устает нам напоминать: «итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Мф. 23, 3).

В другом месте творящие злые дела стоят даже особым образом, как те, с кем следовало бы и общение свое сильно ограничить: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 15-17).

Сытные пироги

Беда современного воинствующего мытаря в том, что из бездонного кладезя Евангелия он не смог вынуть подлинное сокровище, а вытянул извращенное понимание, сообразное своему устроению. А ведь рассматриваемая притча должна нас подводить к простому выводу: творить надобно те дела и трудиться надо подобно фарисею, а сокрушение о грехах своих с осознанием своего падшего погибающего состояния и желание перемениться, стать лучше — иметь как у мытаря.

И если от понимания отпадает первое и второе, то и Великий пост оказывается ненужным… Ведь при гордом сердце такая аскеза будет лишь на потеху лукавому, а при отрицании необходимости потрудиться ради спасения (помните же «бог, который всех любит и всех простит») аскеза не имеет смысла, чему не стоит сомневаться, дух злобы также порадуется. Не станем же кормить инфернальные силы подобными сытными пирогами со стола своего нерадения.

Злобный идол

Нередко случается, что на призыв к человеку постараться переменить себя и начать слушать Церковь, и пробовать поступать сообразно ее советам, человек отвечает: «Мы живем, никому плохого не делаем, о себе думайте лучше. Вы, наверное, забыли, что «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15, 7).

Последний раз я подобное слышал от представителей одного движения, которые себя позиционировали как православные, и проводили некоторые мероприятия вполне приличные. Но одновременно, случалось, зазывали к себе гостей, чтобы вдоволь предаться разного рода дурным занятиям, начиная от непосещения всенощной в субботу вечером и Божественной литургии утром воскресным, а взамен того попотчевать себя шумными шоу с блудодеянием, языческими песнопениями и прочим непотребством.

И «подсказчик», который внушал им оправдание подобного рода действий, был как раз упомянутый выше «бог в душе» — злобный идол, шепчущий человеку что он и так спасется, оставаясь таким, каков он есть.

— Странно, — говорю им, — разве кающийся грешник не устремляется в храм Божий?

— Вспомни о мытаре и фарисее, — отвечают. – Бог любит мытарей, а не таких как вы, фарисеев!

— Но коли вы вспомнили сию замечательную притчу, то не припомните ли, где и с какой целью оказались оба? «Два человека вошли в храм помолиться» (Лк. 18, 10). Разве не в храм устремляется человек, которого постигло хотя бы самое начало покаяния? Разве не к Отцу своему он стремглав движется?

Сверхскоростные сани

Иные, закореневшие в мытарстве, готовы стали призывать к ответу кого угодно, лишь бы не себя, любимого. Вот ведь как устроено дело – если человек поддается и движется по колеям осуждения, не стараясь упираться ножками, ручками и всем, что ни попадется под руку, то ровно и тихонечко скользить он не будет – страстная сила в краткий миг разгонит его сани до таких сверхскоростей, что недолго и голову сломать. И не остановится, пока либо не положит начало добрым помыслам о людях, либо не сломает себя и не погибнет окончательно.

Пишет такой человек или говорит о других, выискивая с иезуитским коварством что-нибудь, что могло бы подвести поступок другого под нарушение какого-нибудь правила или канона и найдя (или думая, что нашел) тут же с яростью набрасывается и старается исклевать.

Эх, горе ты человеческое… я вот, рассматривая даже поверхность своей греховности — и то нахожу столько канонических прещений, что по акривии меня к Чаше подпускать до смерти невозможно. А мы идем под епитрахиль и надеемся быть прощенными Господом и разрешенными через священника от наших мыслимых и немыслимых деяний скверных. И получаем. И дерзаем принимать Святые Христовы Таины!

Отчего, добрый человек, себе самому ты не выставляешь такой меры? Не ужасаешься, читая: «суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2: 13)?

Подписи непоминовения

Тут до меня дошла информация, что в некоторых храмах люди, особо ослепленные, втихую  пытаются подговорить подписи собирать о непоминовении Святейшего Патриарха Кирилла. И даже среди священства… Что же вы творите, добрые люди, опомнитесь! Ну, свою душу вы еще можете губить, ваша воля, Господь не насилует. Но ведь провоцируя раскол вы обрекаете на погибель еще и тех, кого соблазните. А ведь сколько таких, кто подпитывает, кто подбрасывает лучины осуждения, чтобы огонь не угасал, а только разгорался…

Я вот уже писал, что саночки с ускорением движутся, ровнехонько не получается – и появились, кто уже не просто обличает, а еще и обращения пишет. Да не абы кому, а всем архиереям всех Церквей! Эвон оно как… И что за обращения – не просто, мол, с праздником вас всех поздравляю там, или с благодарностью — нет. С призывом к их покаянию! Такие вот дела….

Давайте-ка мы уж как-то себя немного устремим в святоотеческое, а не в похоть своей самости. Постараемся обличать грех, но не грешников, из которых мы сами первые и есть. Постараемся добрыми мыслями стреножить свою жажду осуждения – глядишь, и утолимся. Бог увидит наши старания и поможет страсть эту маленько обуздать.

Помыслим хотя бы сердце свое уподобить сердцу мытаря, пришедшего в храм помолиться в сокрушении о своих грехах, а делами своими и поступками будем походить не на него, а на фарисея, не забывая о том, что Господь от нас требует его праведности и остерегает: «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5, 20).

37 1
Православная социальная сеть «Елицы»