Тест на совместимость: Православие и «религия Победы»

25.06.2015

"Религия Победы" против Православия

Руслан ОСТРОВ

Ответ на статью А. А. Проханова
«Победа без Сталина, православие без Христа?»,
опубликованную на днях в «Известиях»

И я отвечу — нет. Александр Андреевич сетует, что либеральные блогеры «подняли чудовищную шумиху», но хочу отметить, что высказываю мнение не от лица «либеральных блогеров» (с которыми у меня весьма натянутые отношения), и не от лица патриотических, а как простой православный христианин.

В последнее время это уже вторая громкая попытка навязать Церкви противоестественный для неё обряд почитания. Первый, напомню — инициатива зажигать церковные лампады от «вечного огня». Благо, что Президент России с ходу, как человек достаточно здравый, отверг это предложение.

Иконографические черти

И вот, спустя некоторое время, возникла псевдоикона Сталина, обыгранная целой «идеологически-религиозной» программой… под эгидой Изборского клуба. Да, на «иконе» — генералиссимус и полководцы изображены без нимбов, формально правила соблюдены. Но так же формально это случай довольно странной смеси гражданской религии и Православия, по логике которой (утрируя!) каждый желающий может заказать такой «образ», где он может попросить изобразить себя или своих предков рядом с ликами святых, Матери Божией, Христа…

Согласно православным канонам — такая иконография даже не исключение, а скорее нелепость. И пусть не говорят, что на иконах изображается даже ад и черти, поскольку все это необходимо рассматривать только в связи с контекстом иконы.

Оркестр в киоте

В статье «Победа без Сталина, православие без Христа?» описываются разные иконы, как оправдание того, что есть некоторые странные образцы иконографии (автор видел Распятие, где Спаситель на Кресте «как на жердочке, свесив ноги, похож на птицу на ветке») — и это якобы разрешает экспериментировать всем, кому не лень, в области иконографии. Но хочу привести документ, который объясняет нам, что такое икона.

«Подобно изображению Честного и Животворящего Креста, полагать во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях, честные и святые иконы, написанные красками и сделанные из мозаики и из другого пригодного к этому вещества, иконы Господа и Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, непорочные Владычицы нашея Святыя Богородицы, также и честных Ангелов и всех святых и преподобных мужей».

Это догмат об иконопочитании Седьмого Вселенского Собора. И поэтому — раз это догмат, то на иконах могут быть только канонизированные «святые и преподобные», а иначе, опять же повторюсь — можно тогда и футбольную команду, и симфонический оркестр и выпускников школы.

Панфиловцы в каноне

Затем речь заводится о признании святыми — панфиловцев, Зои Космодемьянской, Гастелло и других героев Великой отечественной войны… Никто не оспаривает героический и неувядаемый подвиг миллионов героев спасших свой народ от фашистского ига. Но почему именно подвиги людей особо воспетых коммунистической пропагандой упоминает Александр Андреевич, неужели подвиг безвестных героев не более значителен, чем те, кто не воспет и забыт?

Я вот был на Кавказе, там где наши с «Эдельвейсом» сражались, там есть памятник целой роте, которая была выброшена в горы, там лесистая местность, был приказ костры не палить, чтобы не обнаружили — к утру вся рота (около 200 человек) замёрзла — это ли не пример воинского героизма? Нам этого не понять сегодня.

Но мы можем понять, что подвиг тех, кого мы не знаем, кто был точно также замучен фашистами, как Зоя Космодемьянская, кто так же таранил самолёты, как Гастелло, кто так же бросался под танки, как «панфиловцы» — не менее важен. Все одинаковую цену заплатили — жизнь.

Подвиг и святость

И с моей точки зрения, персонификация подвига, по примеру пропаганды военных лет — не есть правда Божия.

Далее, все святые, что желательно бы знать нашим братьям — уважаемому Александру Проханову, так или иначе приняли венец святости в связи с ИСПОВЕДАНИЕМ своей христианской веры. И только так.

Подвиг православных монахов Андрея Осляби и Александра Пересвета по благословению великого молитвенника земли русской преподобного Сергия Радонежского — подвиг православных ради народа и ради веры православной.

А был ли подвиг героев, защищавших землю Русскую от фашистов исповеданием христианской веры? Большой вопрос. В этой связи, можно вспомнить, например, кандидата на канонизацию Евгения Родионова, и особо отметить, что претендентом на святость он стал исключительно благодаря исповеданию веры. Но это не преуменьшает подвиг всех — живых и погибших патриотов в глобальных и локальных конфликтах.

Фантастический сюжет

И тогда нужно вспомнить, что не менее значимы и жертвы войны в Афганистане, и других горячих точек, где люди погибали за своё Отечество, и погибшие «Курска» и далее, далее… Но должно ли это иметь признаки религиозного почитания? Тем более, православного церковного почитания в форме именно канонизации?

То же самое и в части, касающейся канонизации Сталина — мне кажется это весьма проблематично.
Известно, что Иосиф с момента исключения из семинарии и до самой смерти не участвовал в церковных Таинствах, не посещал церковные службы, не исповедовал православную веру открыто.

Об этом можно было начинать разговор, если бы (вдруг!) нашлись прямые свидетельства, что, например, Иосиф Виссарионович принял постриг в тайное монашество, что сами понимаете, является фантастическим сюжетом. Но этого нет.

Гражданский праведник

И уважаемому господину Проханову, я скажу, — какие бы лично Александр Андреевич не совершил подвиги, какую бы чистую и невинную гражданскую жизнь он не вёл, если он не смиренное чадо Церкви, если он не в её ограде, если он невоцерковлен, не участвует в Таинствах, не живёт церковной жизнью, то пред Богом никогда он не будет свят.

Вне Церкви не бывать ему ни рабом Божиим, ни воином Христовым, ни тем более святым. Странно, что Александр Андреевич этого не понимает. Хотя варианта два — либо не понимает, либо манипулирует. По сему — лично я не вижу сейчас достаточных оснований, ни для него (Иосифа Сталина), ни для любого «гражданского праведника» и военного героя (комсомольца, коммуниста, атеиста) входить в сонм святых.

Что же касается других способов православного поминовения Иосифа Сталина, то наверное возможны любые способы — молитва и прочее, насколько я знаю — никаких специальных решений Церкви в отношении этой личности нет. То есть он такой же усопший (или убиенный) грешник, как и прочие.

Оторванная «религия»

Церковь, и это постоянно звучит в словах нашего Патриарха Кирилла, говорит о великом подвиге и самоотверженности всех внёсших вклад в победу над фашистами, сама организует множественные акции памяти об этой кровопролитной войне и её героях — без всякого эпатажа, и участвует также в государственных мероприятиях поминовения. На фоне этого вопрос о создании некой «религии Победы» кажется оторванным от реалий жизни и естественного, здравого хода бытия.

7 1
Православная социальная сеть «Елицы»