Тест на Святках: если ты смертельно болен

18.01.2016

Тест на Святках: если вы смертельно больны

Наталья ГОРДЕЕВА

Помню этот день как вчера. После моего 30-летия, которое я отмечала в другой стране, вернулась домой. Во время очередного телефонного разговора с мамой она мне будто между делом бросила фразу: «Наталья, я серьезно больна». «Что, что?» — переспросила я. «У меня диагностировали гепатит С», — шокировала меня своим ответом мама. Она медик, много работала с больными, в том числе имела дело с различными анализами, связанными с кровью… Это было в июне 2014 года.

«Ласковый убийца»

Несколько месяцев я постоянно читала об этом заболевании. Но ярче всего запомнилась только одна формулировка «ласковый убийца». Эта тема для меня стала болезненной. Любую появлявшуюся в сети информацию об этом этой болезни я читала. Пыталась всячески помочь маме, но натыкалась на глухую стену. Человек замкнулся в себе. Мы перестали разговаривать о ее диагнозе, ведь это вызывало у нее мощную негативную реакцию.

Тогда я стала тщательно подбирать слова, чтобы донести до нее информацию о ее болезни и необходимости своевременного лечения. Но мама категорически ничего не хотела слышать. Мы не могли нормально обсудить эту ситуацию. Изредка она говорила о том, что сходила к врачу, что он назначил несколько этапов анализов, но полноценного разговора не получалось, потому что она начинала сильно психовать, если я пыталась поднять эту тему.

Вера в Бога

Часто читаю о том, что людей, обращающихся к Богу постоянно с просьбами о помощи, критикуют. Дескать, нужно не только просить, но и благодарить. Но считаю, что к кому же, как не к Отцу Небесному возносить молитвы в трудных жизненных ситуациях. Я ездила по святым местам в паломничества, возила маму в церкви, приложиться к мощам наиболее почитаемых святых. Чаще всего я обращалась к чудотворной иконе Великомученика и целителя Пантелеимона.

Много думала над этой ситуацией, временами ощущала бессилие от неспособности достучаться до человека. В конце этого года, в декабре этого года, наконец-то мне удалось наладить диалог с мамой. Думаю, во многом благодаря тому, что мои молитвы были услышаны.

Диагноз врачей

В конце концов, я настояла на еще одном обследовании. С результатами анализов я пошла к авторитетным врачам. Посмотрев все анализы, результаты УЗИ медики заявили, что никакого гепатита «С» нет. Я была изумлена. Оказалось, что иногда из-за прививки против гепатита В результаты анализов некоторое время могут быть положительными, что и вызвало путаницу с диагнозами у врачей. Конечно, после проведения повторной вакцинации маме предстоит еще вновь сдать анализы, чтобы удостовериться, что действительно все хорошо. Но почему – то у меня уже твердая уверенность в том, что все будет нормально. Наверное, это чувство и называется «вера».

С июня 2014 по декабрь 2015 года я не могла принять эту ситуацию. Настолько накрутила себя, что жизнь потеряла все краски, всякий смысл. Самое главное – я не могла решиться на то, чтобы откровенно и спокойно поговорить на эту тему. А нужно было всего- навсего посмотреть в лицо проблеме. И разрешить ее, а не прятаться.

Новый сотрудник

В прошлом году я познакомилась на работе с новым сотрудником. Он был интеллигентным, спокойным, очень приятным человеком. Сразу же привлекала внимание его вежливость, доброта, позитивный взгляд на жизнь. Мы стали активно общаться. Переписывались регулярно, даже после того, как он ушел из нашей компании.

Меня восхищала его манера написания писем. Тонкие и ироничные ответы выдавали в нем очень умного, начитанного и проницательного собеседника. Он приехал в Россию из другой страны, с целью дальнейшего профессионального роста в выбранной им сфере деятельности. Через некоторое время я поняла, что с этим человеком мы до странности во многом похожи. У нас оказались схожие взгляды на жизнь, основные представления о каких-то важных вещах, общие ценности и интересы. Мне никогда не было скучно с ним.

Серьезные темы

Как-то на Святках Роман приехал ко мне в гости. Мы разговаривали, я с большим удовольствием рассказывала о своих новых и старых проектах, он делился своими победами. Обсуждали и вопросы религии. Веселый поначалу разговор у нас перешел на серьезную тему смерти и болезней. Я прочитала ему несколько своих рассказов на эту тему, которые публиковала на публицистическом православном портале. Он был очень заинтересован темой. Активно задавал мне вопросы. А я подробно отвечала.

Приводила в качестве примера истории православных людей, у которых я брала интервью, которые с Божьей помощью преодолевали тяжелейшие недуги, включая онкологию. Как они воцерковлялись в онкологических больницах, как учились с помощью православной веры принимать в душе скорый уход супруга или супруги… Как хранили любовь и верность спутнику до последнего вздоха. Роман тоже высказывал мне свои соображения по этому вопросу.

Опасная игра

До этого в переписке однажды мы обсуждали некий психологический эксперимент, который носил условное название «Несколько вопросов, приводящих к любви и привязанности». Он достаточно известный, смысл его в том, что люди максимально честно отвечают на поставленные в тесте разные интересные вопросы, что способствует укреплению дружеских либо романтических отношений. До этого мы с близкой подругой задавали эти вопросы друг другу, узнали много нового.

Вот такие это примерно вопросы: «Выбирая из всех в мире, кого бы вы пригласили в гости на обед?», «У вас есть тайное предчувствие о том, как вы умрете?», «Есть ли что-то, что вы мечтали делать в течение длительного времени? Почему вы не сделали этого?», «Поделитесь с вашим собеседником неприятным моментом из вашей жизни» и так далее.

Неожиданное признание

Как оказалось, Роман тоже что-то слышал об этом эксперименте и горел желанием обсудить этот тест. В прекрасном настроении мы начали разговор, много рассуждали над формулировками вопросов, вспоминали истории из жизни в качестве иллюстрации своей позиции. Когда мы подходили к концу теста на вопросе «Поделитесь с вашим собеседником неприятным моментом из вашей жизни» Роман вдруг стал очень серьезным и сказал: «Наверное, это был момент, когда я узнал о своей болезни». Еще ничего не понимая, я переспросила: «О какой болезни?!»

Неутешительный диагноз

— Наталья, у меня неоперабельные необратимые изменения в головном мозге. Если объяснять очень просто, клетки мозга принимают другие за враждебные и уничтожают их, вызывая очаги поражений мозга. Рассеянный склероз, — продолжал свой рассказ бесцветным голосом Роман.

Я была потрясена. На меня сразу же накатили все ужасные эмоции, которые я испытывала, впервые узнав о страшном диагнозе мамы. Потом меня охватил стыд от того, что я согласилась играть в эту нечеловечески жестокую игру. Ведь в числе вопросов были и такие: «Если бы вы знали, что в течение одного года вы внезапно умрете, вы бы изменили что-нибудь в вашей текущей жизни? Почему?», «Если бы вы должны были умереть в этот вечер, не имея возможности общаться с кем-либо, о чем, не сказанном кому-то, вы больше всего жалели бы? Почему вы еще не сказали им этого?» и так далее.

Мысленно ругала себя за глупость и за отсутствие такта. Так на первый взгляд невинная игра привела к такому шокирующему признанию. По словам Романа, он даже не планировал мне рассказывать об этом, но сам наш разговор о болезнях, смерти, религии буквально вынудил его открыть душу.

Бойтесь желаний

— Под новый год я как-то загадал желание, чтобы моя жизнь кардинально изменилась, — сказал Роман. – Сейчас она действительно изменилась, я в другой стране в поисках спасения. Вот уж правду говорят: «Бойтесь своих желаний, они сбываются». Я приехал не ради карьеры, а ради того, чтобы выжить. Прохожу лечение экспериментальной вакциной. Веду ежедневную борьбу за жизнь. Я бы многое отдал, чтобы не видеть, как плачет мой отец, когда ему стало известно о моем диагнозе.

Мне почему –то в этот момент вспомнились слова святителя Василия Великого: «Прежде всего надо знать, что не всего, чего хотим, позволительно нам просить и что не во всяком случае мы умеем просить полезного. С великой осмотрительностью должно делать прошения, сообразуя их с волей Божией. А неуслышанным надо знать, что необходимо или терпение, или усиление молитвы».

Отторжение мира

Узнав о своем диагнозе, молодой человек прекратил отношения со своей любимой девушкой.
— Я не хотел, чтобы она страдала. Мое единственное желание, чтобы она была счастливой, — говорил мне Роман.

На мой вопрос: «Ну почему, неужели в такой ситуации любящие люди не должны быть вместе?!» Роман покачал головой и сказал, что никогда не позволит другому человеку страдать из-за него.
Разговаривая с ним, я вспоминала удивительно похожую ситуацию в моей жизни и с моей мамой. Такая же непробиваемая позиция отторжения от мира и от любящих людей.

И опять испытала чувство растерянности из-за своей неспособности найти нужных слов. «Я буду молиться за тебя», — это была единственная фраза, которую смогла выдавить из себя.

20 0
Православная социальная сеть «Елицы»