Всеправославный раздор: кто виноват и что делать?

14.06.2016

Всеправославный раздор: кто виноват и что делать?

Владимир ПУШКАРЕВ,
кандидат исторических наук

Грядущий Всеправославный собор, призванный стать символом единства Святой Соборной и Апостольской Церкви, уже на стадии своей подготовки демонстрирует глубокий разлад между православными Патриархатами. Независимо от того, в каком составе он состоится, и состоится ли вообще, этот собор уже выполнил свою главную задачу – принес новый раздор в Православную Церковь.

За пределами институциональных рамок

Из 14 поместных церквей на Крит не едут пять. Среди них и самая многочисленная – Русская Православная Церковь. К слову, нам предсоборный период дался ох как нелегко, обернувшись массовыми внутренними брожениями, сопровождаемыми эсхатологической истерией. Ради чего все это?

Ради того, чтобы соборно принять шесть документов канонического характера, способствующих консолидации православных общин на всей планете. Важность и нужность этих документов никто не оспаривает. Разногласия вызывают некоторые формулировки, выносимых на собор текстов. Они почему-то оказались неприкосновенны. Это и насторожило болгар, антиохийцев, грузин, сербов и русских.

Оказалось, что процедура разработки документа важнее добрососедского межцерковного общения. Синод Константинопольского Патриархата «с удивлением и недоумением воспринял озвученные в последнее время позиции и мнения ряда братских Православных Церквей, и констатировал, что пересмотр уже запланированного соборного процесса выходит за пределы всех институциональных рамок», — сказано в его официальном заявлении.

Такие казенные отписки явно диссонируют с апостольским заветом: «Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца» (1 Пет. 1, 22).

По всей видимости, ни Святой Дух, ни братская любовь в заявленные институциональные рамки не вмещаются. Удивленный и недоумевающий Константинополь не ищет взаимопонимания с братскими кафедрами. Вместо этого, «как Церковь, несущая основную ответственность за поддержание единства Православия, Вселенский Патриархат призывает всех оказаться на высоте обстоятельств».

Константинопольский волюнтаризм

По всей видимости, срыв собора кроется как раз в том, что Вселенский Патриархат возомнил себя главным гарантом церковного единства. Впрочем, позиция эта не нова и имеет длинную историю. Уж пять веков как от Константинополя осталось одно название да Фанар – греческий район в турецком Стамбуле. Но именно отсюда простираются по всему миру вселенские амбиции Константинопольского Патриархата.

В 1920-е годы здесь формируется религиозно-политическое учение, согласно которому Константинопольский Патриархат должен взять под свое отеческое крыло всю православную диаспору. На деле, Фанар начинает прибирать к своим рукам приходы и епархии других Поместных Церквей. Под его юрисдикцию переходят всякого рода раскольники и общины, оказавшиеся в сложном геополитическом положении. Больше всего такой «опеке» подверглись зарубежные территории Русской Православной Церкви, которая переживала тогда жестокие гонения в отечестве. Пользуясь случаем, богатое наследие III Рима прихватил себе призрак второго.

Свои растущие амбиции Фанар стремился подкрепить соборным авторитетом. В 1923 г. патриарх Мелетий IV созвал в Константинополе скандальный всеправославный конгресс, от участия в котором отказалось большинство Поместных Церквей. Вовсе не состоялись Всеправославные соборы, намеченные на 1925 и в 1932 годы.

Что до нынешнего собора, то его задумали еще в 1960-е годы. Подготовка шла с переменным успехом и порой прерывалась на десятилетия. Тормозился процесс как правило из-за канонических споров между автокефалиями. Так, например, в 1990-е годы Москва здорово рассорилась с Константинополем, который забрался на ее территорию – в Эстонию, используя проверенный метод покровительства раскольникам.

Так что, фактический срыв Критского собора является не внезапным демаршем пяти Поместных Церквей, а закономерным следствием организаторских способностей Константинопольского Патриархата. Нельзя, интригуя за спиной у братьев, одновременно призывать их к единству. Можно придумать какие угодно предсоборные процедуры, но Святой Дух лицемерия не попустит.

И потому, решение отложить созыв Всеправославного собора – не выход из сложившейся ситуации, а лишь ее продление на неопределенный срок. Очевидно, что константинопольский волюнтаризм не совместим с идеей православной соборности. Наверное, истинный Всеправославный собор сможет состояться только в том случае, если за его организацию возьмется другой Патриархат – опытный в деле церковного строительства и лишенный при этом вселенских амбиций. А еще лучше – коллегиально.

Фото: Патриархия.ру

23 0
Православная социальная сеть «Елицы»