Высосанная сенсация: от диалога с исламом до прощенного воскресения

13.03.2016

Высосанная сенсация: от диалога с исламом до прощенного воскресения

священник Александр ЕРМОЛИН

На днях с удивлением обнаружил, что некоторые тезисы из моего выступления на круглом столе, состоявшемся 25 февраля в Российском исламском университете, активно обсуждаются в интернет-пространстве. Одна цитата даже была включена в обращение участников конференции «РПЦ МП и Гаванская декларация – победа или поражение?» как свидетельство того, что «после Декларации богомерзкие процессы стали еще более откровенными».

Казанская православная духовная семинария еще в 2014 году заключила договор о сотрудничестве с Российским исламским университетом и с тех пор активно принимает участие во многих совместных мероприятиях. Круглые столы, конференции, спортивные соревнования, интеллектуальные игры – во всех этих мероприятиях принимают участие преподаватели и студенты семинарии и исламского университета.

В этих контактах мы исходим из того, что несмотря на существенные различия между православием и исламом, у этих конфессий есть и общие ценности, о которых нам нужно вместе говорить современному обществу.

По сравнению с предыдущими мероприятиями этот круглый стол, пожалуй, впервые всерьез заговорил о вероучительных отличиях между православием и исламом и дал начало интересной богословской дискуссии. Но к сожалению, как это часто бывает, освещавшие это мероприятие СМИ, по досадному недоразумению допустили ряд просчетов. В этой связи считаю своим долгом внести ясность в сложившуюся ситуацию и публично ответить на некоторые наиболее часто задаваемые мне вопросы.

Почему не был опубликован мой доклад?

Многие задают мне резонный вопрос, почему я сразу не опубликовал свой доклад? – Тогда бы и не было никакого шума. Ответ очень простой: собственно, никакого доклада и не было, а было выступление, основанное на заранее подготовленных тезисах. Это обычная практика круглых столов, которые являются дискуссионными площадками. Так было и в этот раз – был установочный доклад, после которого началась свободная дискуссия, в которой принял участие и я.

Признаюсь откровенно: как молодой священник и преподаватель я еще не слишком сильно искушен в нюансах дискуссий на межконфессиональных мероприятиях. В условиях ограниченного времени, при отсутствии должного опыта публичных выступлений, возможно, не все свои тезисы я изложил безупречно с богословской точки зрения.

Но при всем том трансляция и интерпретация моего выступления журналистами портала islam-today.ru, к сожалению, вызвала у меня глубокое разочарование.

Как называлось это мероприятие?

Упомянутый интернет-сайт разместил также информацию о том, что круглый стол проходил под лозунгом «Единый Бог – единое человечество». Однако круглый стол – это не митинг и не манифестация, чтобы проходить под какими бы то ни было лозунгами. В действительности мероприятие носило название: «Диалог о природе пророчества: проблема предопределения и Судного дня», а название «Единый Бог – единое человечество» имел не круглый стол, а установочный доклад одного из его участников – заведующей кафедрой гуманитарных дисциплин Российского исламского университета Татьяны Евгеньевны Седанкиной. Налицо опять-таки крайне низкий уровень профессиональной подготовки освещавшего событие журналиста.

Страшный Суд – момент радости или скорби?

Наиболее острую критику вызвало мое высказывание о Страшном Суде как моменте радости. Да, действительно такая фраза прозвучала в моем выступлении – возможно, она была излишне смелой и не вполне корректной с богословской точки зрения. Благодарю тех моих критиков, кто указал мне на то, что нужно быть внимательнее и сдержаннее в рассуждениях о столь таинственном предмете, как Страшный суд.

Однако если рассматривать данную фразу в общем контексте тех тезисов, на которые я опирался, надеюсь, никто не сможет меня упрекнуть в том, что я излагал какое-то неправославное учение:

«Все мы гости в этом мире и для христианина смерть – это рубеж, за которым его ожидает встреча с Богом. Неслучайно в Откровении святого апостола Иоанна Богослова, описывающего конец света и грядущий Страшный Суд, есть слова, исполненные глубокого упования на эту встречу: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22,20).

Однако вместе с тем Суд Божий потому и именуется в православной традиции Страшным Судом, что для всех живших на земле он станет моментом истины – и для одних будет означать радость от встречи с Господом, а для других начало страшных адских мучений. Именно поэтому за каждой Литургией Церковь молится «о добром ответе на Страшном судище Христовом»».

С какой целью мы участвуем в межконфессиональных мероприятиях?

Также с удивлением обнаружил, что по версии некоторых критиков целью круглого стола было «объединение Христа и Магомета». Смею заверить: настоящей целью данной встречи был диалог. Более того, все участники этого диалога ясно отдавали себе отчет в наличии существенных отличий между православием и исламом, о чем не раз говорилось как в докладах православных участников, так и в выступлениях представителей мусульманской стороны. В качестве иллюстрации приведу свой тезис, который повествует о различиях в понимании спасения, существующих между православными и мусульманами:

«Православное и мусульманское вероучения имеют разную догматическую базу, а в вопросе о предопределении существенно расходятся. Хотя апостол Павел и использует термин предопределение (Рим. 8,30), но понимает его как часть более емкого понятия – промысла Божия, который направляет человека ко спасению, не насилуя его свободной воли. В православном понимании целью христианской жизни является обожение – свободное соединение человека с Богом.

Но этой идеи мы не находим в исламе, в котором присутствует идея предопределения человека ко спасению или к погибели, в то время как спасение понимается отнюдь не как соединение с Аллахом, а, скорее, как наслаждение райскими благами».

Какие выводы нужно сделать из случившегося?

В заключение хотел бы поднять одну важную тему. Говоря о просчетах в работе журналистов портала islam-today.ru, я не хотел бы, чтобы мои слова были восприняты ими как упрек. Напротив, хотел бы поблагодарить их за доброжелательное отношение к мероприятию и его православным участникам. Не уверен, что все православные журналисты, освещая выступление исламского богослова, сумели бы адекватно и безупречно с точки зрения исламского богословия передать все его мысли.

Думаю, что эта история с испорченным телефоном весьма ярко и убедительно показывает, как недостаточно еще мы – православные и мусульмане – знаем друг друга, сколь часто, рассуждая о тех или иных особенностях наших конфессий, руководствуемся штампами и стереотипами. Поэтому хотелось бы, чтобы начавшийся диалог двух ведущих конфессиональных вузов Татарстана и в дальнейшем развивался на высоком уровне и чтобы таким же высоким был уровень его освещения в СМИ.

Прощеное Воскресение

Эта история, наверное, не стоила бы и выеденного яйца, если бы в преддверие Великого поста не вызвала некоторого шума в интернет-пространстве и не произвела бы смущения среди части верующих нашей Церкви. Ведь если не выхваченные из контекста цитаты, то основания для беспокойства вряд ли бы нашлись. По крайней мере, никто из православных участников круглого стола не предъявлял мне каких-либо претензий относительно искажения мною православного вероучения, хотя многие и критиковали мое выступление – как по форме, так и по содержанию.

Сегодня Прощеное Воскресение. Поэтому если мое выступление для кого-то послужило поводом для смущения, то искренне прошу меня за это простить!

Фото: kazpds.ru

14 0
Православная социальная сеть «Елицы»