Я — не Левиафан

20.01.2015

Рецензия на фильм "Левиафан" Звягинцев от священника Святослава Шевченко

Священник Святослав ШЕВЧЕНКО

Множество было сломано копий вокруг нового фильма Звягинцева. А тут распространилась информация, что наш местный кинопрокатчик отказался заказывать этот фильм по причине его распространения в сети в хорошем качестве. Оказалось, что web-версия «Левиафана» появилась в iTunes.

Думается, что нашумевший оскароносный фильм появился в сети — не без умысла. На мой взгляд, создателям этой кинокартины необходим был массовый просмотр именно сейчас. Для чего? Об этом чуть позже.

Патологоанатом от русского кино

Надо отметить, что до этого уже знакомился с работами Андрея Звягинцева – это «Возвращение» и «Изгнание». Его киноленты славятся по-советски «толстыми» кадрами и отсутствием особой динамики, которой так нагружены современные блокбастеры. Но есть еще одна особенность – мрачность.

Кадры его фильмов всегда унылы и безрадостны. В этом отношении лично у меня напрашивается сравнение с творчеством Достоевского, которого критики прозвали патологоанатомом от русской литературы. Федор Михайлович всегда старался опускаться в самые бездны ада человеческих пороков. Но все-таки у великого классика всегда был свет в конце туннеля. Был шанс на покаяние. У Звягинцева – безнадега без вариантов.

Консервы советской эпохи

Перед просмотром прочитал разнообразную палитру мнений – от крайних либералов до ультраконсерваторов. Последние утверждают, что, дескать, сюжет и декорации – надуманны, притянуты за уши. А я не соглашусь. Скажу, что своими собственными глазами видел подобные панорамы.

Довелось мне побывать в рыболовецком городке Игарка. Зашел в местный магазин при аэропорте (хотя «аэропорт» слишком громко сказано) и – ахнул. Создавалось впечатление, что здесь законсервировали советскую эпоху.

Второе потрясение испытал в амурском Новорайчихинске (гостевали у тещи), который был некогда самостоятельным поселком угольщиков с развитой инфраструктурой. Затем закрыли местный разрез и населенный пункт начал вымирать. Брошенные трехэтажные дома смотрели на меня пустыми глазницами оконных проемов.

Водка-маты из горла

Другие критики сомневаются в том, что в российских глубинках водку пьют чаще, чем едят. Ребята, а вы были когда-нибудь в глубинке? Да, там любое событие через бутылку проходит. Или, скажете, что у нас не матерятся так, как это было показано в фильме (хотя не приветствую маты в кино) ? Просто я противник розовых очков в стиле а-ля «все хорошо, прекрасная маркиза».

В этом отношении у автора фильма – все как в жизни… у пессимиста. В этом плане Звягинцев как сценарист и как режиссер – не изменил себе. Он киношник-пессимист, режиссер-муха — поэтому видит мир именно так. Когда смотрю его фильмы, то у меня ощущение, что смотрю документальное черно-белое кино.

Кунсткамера духовного уродства

Более того, я почти уверен, что мы можем найти подобных персонажей и в реальном мире. Ну, что у нас в стране нет коррумпированных чиновников и правоохранителей? Или недостойные пастыри не встречаются? Все это в России, к сожалению, есть. Но есть одно «но».

Однажды, мне довелось обратиться к одному издателю со своими небольшими зарисовками из жизни. Знаете, что он мне сказал? Что в одной книге не может быть собрано столько мрачных сюжетов – в жизни так не бывает, а потому следует разбавить их парой-тройкой позитивных рассказов.

Одна из проблем автора «Левиафана» в том, что он собрал в невзрачном городке весь набор человеческих пороков. Это кунсткамера духовного уродства в виде беспросветных алчности, зависти, алкогольной зависимости, прелюбодеяния, животной похоти, властолюбия, псевдодуховности.

Не верю

Но знаете, чему я в этом фильме (вместе со Станиславским) не верю? Здесь, действительно, сознание Звягинцева застряло в начале 90-х. Не верю, что сегодня в век развития информационных технологий можно так легко плевать на закон. Нынче люди с более высоким правовым самосознанием, чем 20 лет назад.

Под рукой кладезь юридической мудрости – Интернет, где, кроме этого, есть всевозможные онлайн-приемные разных ведомств, блоги, социальные сети и сетевые СМИ. Кстати, в картине московский адвокат лишь слегка припугнул этим, а можно было реально помочь человеку, широко осветив деятельность зарвавшегося мэра.

Затем не верю, что какой-то коррумпированный мэр будет ездить к митрополиту за криминальным советом. Это чистая выдумка. Да, вполне возможна ситуация, когда чиновник высокого ранга окажется за одним столом с иерархом по какому-нибудь поводу. Более того, можно предположить, что епископ будет знать о неблаговидных поступках градоначальника, но промолчит. Но чтобы мэр бегал за благословением на рейдерские захваты и воровство – это из области фантастики.

Молчание бревнят

На десерт оставил самое главное, что меня расстроило в фильме. Его идеологическая нацеленность. Кстати, может вы не заметили, но в фильме красной нитью проходит кощунственный панк-молебен. О нем говорят в новостях по телевизору, когда герои занимаются своими делами. Его осуждает в своей проповеди и архиерей в заключительной сцене в храме.

Но что хотел показать режиссер сквозь мутный раствор сосудов кунсткамеры? Библейскую аллюзию на книгу Иова, процитированную устами отца Василия с мешком хлеба за спиной? Но, извините, главный герой на праведника совсем не тянет. А ведь Иов был одним из самых праведных людей, живших на земле. Именно поэтому Бог попустил ему такие испытания, зная, что его сила – в этой праведности и доверии Господу.

А я вам скажу, что хотел показать автор и режиссер фильма. Он хотел подчеркнуть мысль, что Церковь – это мертвый левиафан, разрушенный храм, в котором пьют и курят подростки, это собор, в котором служит архиерей-лицемер, покрывающий чудовищ в чине. Из чего следует, что Русская Церковь должна молчать в тряпочку, забиться в гетто, где заниматься выниманием бревен из своих глаз. Этого так страстно желает автор.

Ностальгия по героям

Сразу скажу, что я против тех криков, которые требуют запретить «Левиафан». Такие фильмы, иллюстрирующие темные стороны человеческой сущности, имеют право на жизнь. Но на мой субъективный взгляд, Министерство культуры должно поддерживать и кинематограф, который будет снимать фильмы не только о предателях, лицемерах и прелюбодеях, но и о героях нашего времени. А их вокруг – предостаточно. В том числе и среди духовенства.

Еще мне показалось (перекрестился), что «Левиафан» имеет и еще одну политическую подоплеку. Такое ощущение, что фильм выпущен еще и для того, чтобы возбудить недовольство зрителей по отношению к действующей власти. О подобной методике формирования поведенческой модели у зрителей через кино и телевизионные сериалы много сказано в книге Дональда Матисона «Медиа дискурс».

В этой связи, не кажется совпадением и тот факт, что фильм появился в сети в отличном качестве задолго до проката в регионах. Это обеспечит ему абсолютную массовость… при должном троллинге, легко возбудимых православных активистов. Удобный момент раскачать лодку в бушующем море гражданских конфликтов и санкций.

43 4
Православная социальная сеть «Елицы»