Журналисты поневоле: социальные сети в тебе

23.06.2015

Смартфон-поколение

иерей Святослав ШЕВЧЕНКО

Посвящается будущему проекту документа
«Отношение Церкви к новым информационным технологиям»
Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам
информационной деятельности Церкви и отношений со СМИ

Наверное, многие знакомы с таким явлением как страсть все фиксировать на камеру мобильного телефона. Несколько типичных ситуаций. Вы вдруг сварили обалденное блюдо из экзотических продуктов и… рука невольно тянется за смартфоном. Вы поймали здоровенного язя и… рука тянется к сотовому телефону. Вы купили себе новое платье или обновку вашему ребенку и… рука опять тянется.

Но все это с первого взгляда безобидные ситуации (не считая легких приступов… тщеславия у автора, и зависти у читателей ;)). А потом наша рука начинает рефлекторно тянуться тогда, когда — должны бежать ноги. Причем, со всех точек зрения, христианской, морально-этической, общечеловеческой… Самое ужасное, что объективы наших мобильных телефонов начинают жадно вглядываться в ДТП, пожары, авиакатастрофы.

Шикарный кадр

Помню, как меня поразила реакция большинства людей, когда близ какой-то российской трассы сделал аварийную посадку самолет. Вдоль шоссе напротив места происшествия вытянулась толпа зевак, которые активно снимали происходящее, и тут же постили это в соцсети. Мало у кого возникло желание оказать первую помощь тем, кто мог выжить.

Кто-то мне сейчас возразит, что для оказания подобной помощи есть полиция, спасатели и медики, которые получают за это зарплату с наших налогов. Согласен, что есть опасность. Не меньшая опасность маячит и в тот момент, когда на ваших глазах под лед уходит человек. Но и тут люди сталкиваются с жадными глазками смартфонов и планшетов. Человек на льдине — это же шикарный кадр!

Маленькое СМИ

Как это с нами происходит? Сначала ты заводишь свой блог или аккаунт на какой-нибудь социальной платформе. Поначалу друзей, подписчиков, читателей френдов, фолловеров — у тебя с гулькин нос. Поэтому пока особо ни к чему и ни к кому не привязан. Но ты же видишь ворох комментариев, кучу лайков и перепостов у популярных пользователей и топовых блогеров. Это немного раздражает «аппетит».

Потом у тебя начинает тренькать «пузомерка» — счетчик посещений показывает заходы заинтересованных посетителей. Тебя начинают добавлять в друзья… все больше и больше. И в один не совсем прекрасный момент ты осознаешь, что у тебя появилась некая ответственность перед твоими читателями. Потому что твой блог или «акк» в соцсетях уже стал маленьким СМИ — его активно комментируют, а иной раз  перепечатывают региональные и федеральные информагентства.

Голодные читатели

Другими словами, у тебя появляется эйфория и желание постоянно готовить материалы, чтобы не оставить «голодными» своих читателей. В погоне за информационными поводами и желанием нарастить рейтинговый и ссылочный «жир» — есть великий соблазн заглушить голос своей совести. Это заключается и в форме подачи материалов, и в заголовках, и в «обвесе» постов видео и фото, и в работе с источниками. Ты становишься прототипом Алладина, но рабом блога или соцсетей.

Вот тогда-то рука начинает тянуться за мобильником, когда зажигается такая «лампочка Павлова» в образе интригующего инфоповода. Постепенно этот рефлекс из условного будет перетекать в безусловный. Со всеми вытекающими в виде сожженной совести. То есть когда человек на главное место поставит утоление жажды первым рассказать о событии и получить наибольшее количество комментариев с лайками. А духовно-нравственный аспект поступка будет оттеснен в незначительные эпизоды.

Православные хорошо знают совет апостола Павла: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6, 12). Потому что блоги и социальные сети — это безусловно позволительно, но не всегда полезно. Это как топор, которым можно старушке дрова на зиму наколоть, а можно эту самую старушку-процентщицу на тот свет отправить. Причем, обосновать это с точки зрения политико-экономической целесообразности.

35 0
Православная социальная сеть «Елицы»